жонглёр

alex journal

сентябрь

Марс, как предчувствие

Помню своё потрясение прошлого года от картинки в телевизоре. Дама из Арабских Эмиратов, кажется, доктор физико-математических наук, рассказывала о миссии на Марс, над которой они работают.

Естественно, учёная была замотана с ног до головы в какую-то хламиду и, покорная воле Аллаха, прятала от похотливых мужчин волосы под платком. Не важно, что ракета будет японской, а своё образование дама получила в каком-нибудь Гарварде, а не в Дубае. Но Марс ей нужен был именно как посланцу исламского мира.

(Экспансия ислама – в чистом виде. Аллах, так сказать, – акбар и на Марсе).

Это было удивительно: даже Эмираты зачем-то хотели попасть на Марс, несмотря на то, что не имели понятия о гендерном равенстве, бросали в тюрьмы геев и запрещали женщинам водить автомобили.

На самом деле, экспедиция мракобесного исламского режима - в дальний космос - это даже не этическая, а философская проблема, которая обычно теряется на фоне общего восторга от технологических возможностей 21 века.

Что способна "экспортировать" на Марс (подарить теоретическим марсианам) архаичная культура, презирающая гендерное равенство и карающая за "неправильный" секс? Хорошо, что марсиан не имеется в наличии, а то бы Эмираты и на Марс закинули часть своего мракобесия.

Но дело даже не в религии.. Хотя, иконостас на МКС лучше всего объясняет, почему из нашего модуля утекает воздух, космонавты получают зарплату на уровне пособия по безработице в США и питаются "объедками" американских коллег. ))

Дело в другом.

Имеет ли право человечество, не способное решить элементарные проблемы гуманитарного плана у себя дома, мечтать о "колонизации" планет? Чем мы можем порадовать дальний космос с таким кровавым багажом, который видим на Земле?

Если женщина не может водить машину, появляться на улице без мужского конвоя и одеваться по собственному выбору, - то, простите, зачем ей Марс?

Что она там забыла - кроме собственного бесправия? Зачем ей транслировать в космос - всю эту мерзость, от которой она страдает дома?

В той или иной мере, это касается и человечества, которое в 20 веке осваивало ракетную технику силами ГУЛАГа и нацистских концлагерей.

Ясно, что без ГУЛАГа и "шарашек" (как производственной базы) никакой "улыбки Гагарина" мы бы не увидели.

Да, можно утешать себя мыслью, что космос требует сильной экономики, а значит и зрелой демократии, которая способна создавать передовые технологии. Отсталые режимы до планет просто не дотянутся (не случайно Рогозин отказался от лунной программы).

Не удивительно, что мы не видели ни одного российского или исламского смартфона, арабского ноутбука или многоразовой ракеты, созданной в Абу-Даби.

В дальний космос имеют шанс попасть только наиболее либеральные и продвинутые культуры, у которых всё в порядке с правами человека. Это утешает: хиджабы марсианам не грозят. (Исключение - Китай, но это особый случай западных финансовых и технологических вливаний в крестьянскую страну).

Но в глобальном смысле - нет гарантий, что марсианские колонии (если Маск осилит этот безумный проект), не станут огромным моральным испытанием для "колонистов", о чём мы даже не подозреваем...

***

Человек несовершенен даже на Земле, в условиях сильнейших социальных и культурных ограничителей. Есть ли шансы сохранить верность этой земной морали в условиях "билета в один конец" и "вечной изоляции"?

Возвращаться с Марса мы пока не сможем. А умирать там будет довольно мучительно.

По словам одного из ведущих физиков, сохранить здоровье в условиях марсианской радиации человек способен в течение (в лучшем случае) десяти лет. Затем - распад и медленная смерть (если повезёт, то эвтаназия). До новой партии прибывших.

Готово ли прогрессивное человечество забрасывать марсианскую "амбразуру" горами новых тел? Как быстро на пыльных тропинках вырастет довольно большое кладбище? И чего ждать (в этой марсианской "одиночке") от отряда добровольцев-суицидников?

***

В ещё более глобальном смысле, очевидно, что дальний космос (в целом) враждебен нашей биологической природе и его нельзя воспринимать как "ещё одну среду" обитания. Жизнь, как "форма существования белковых тел", - это история про "здесь и сейчас", про наши уникальные условия, которые нас создали. Идея "забросить" жизнь подальше от этих условий - кажется мне сомнительной.

Мы до сих пор не строим городов на дне океана и не освоили эту среду (хотя давно могли бы это сделать), но эта среда - не "наша". Наш вид с ней плохо совместим. Это так же бессмысленно, как колонизировать дно Марианской впадины.

Что уж говорить о термоядерном пространстве, где до ближайшей к Солнцу звезды с какой-нибудь захудалой экзо-планетой - более 16 световых лет полёта. О достижимости соседних галактик речи вообще не идёт.

Звёздная экспансия - это наследие нашей гордыни, когда человеческий вид осваивал новые среды обитания, полагая себя венцом творения. Но пока мы не способны навести порядок даже на Земле. А уже мечтаем о гарантиях бессмертия, расселяясь по галактикам. Чего ради, интересно?

Но кроме моральной сомнительности этой затеи, есть и физический предел возможностей нашего вида.

Если нам судьба добраться до соседней экзо-планеты (спустя 5-10 поколений в звездолёте, в окружении угроз и радиации), то это будет билет в один конец, и придётся начинать цивилизацию с жизни в пещерах, без промышленной среды, теряя культурные навыки и деградируя в условиях выживания и полного одиночества.

Циолковский и революционные романтики начала 20 века (фанатики разных экспансий - социальных и космических) были уверены, что космос - наша "материнская среда", пригодная для "расселения". Они слабо представляли себе природу термоядерных (звёздных) процессов, радиации и космических расстояний.

Достаточно открыть "Аэлиту" Толстого, чтобы оценить уровень технических знаний 20-х годов о полёте на Марс. Вы скажете, "это литература". Но рисунки Циолковского с парящими людьми (в позе эмбриона) недалеко ушли от "Аэлиты", словно космос - это дружелюбная и живительная "плацента".

Циолковский писал о колонизации: "Результатом этого будет распространение совершенства и господства разума по всему космосу". "Эта высшая органическая жизнь достигает высшего научного и технического могущества, которое дозволит населению распространяться не только в своей солнечной системе, но и в соседних, отставших" (в развитии). Наше "бесконечное существование [в космосе] может быть только безоблачным, разумным, сознательным и счастливым". ("Монизм вселенной", 1925).

Проект космической экспансии 20-х годов был отражением идей социальной экспансии (мировой революции) - с одной стороны. Когда "счастливое" и "безоблачное" человечество устроит свою судьбу на разумных началах. Победа разума для Циолковского означает его бессмертие (разума) во вселенной.

А с другой стороны, картинка человека - хозяина вселенной - это наследие религиозного антропоцентризма, когда бытие человека (созданного богом) воспринимается центральным событием Творения, его "венцом". Звёзды и вселенная существуют (созданы Творцом) только ради тех божественных смыслов (чувств, идей, переживаний), которыми живёт человек.

Циолковский стал наследником этих двух концепций. Человек для него - венец Творения, центр мира, обязанность которого - распространить "разумное начало" в космической среде.

Не случайно знаменитый "русский космизм" - появился в стране, охваченной идеями мировой революции. Вера в то, что "справедливый" и "разумный" человек (с опорой на науку)- обязан подчинить себе земной, социальный мир, - находит отражение и в понимании космоса.

Но, как мы знаем, вера в научную силу марксизма - окончилась ГУЛАГом. Боюсь, что мечты о "миссии разума" во вселенной - также ждёт фиаско.

Не только потому, что человек до сих пор - несовершенное "социальное животное" на своей "планете обезьян". И нести себя в космические дали - в качестве "света" (подарка) несовершенному миру - сомнительная идея.

Но дело и в другом, - в научной гордыне, которая до сих пор (почему-то) считает человека - "центральным проектом" вселенной. Между тем, может оказаться, что мы - всего лишь маргинальный феномен (на окраине нашей галактики). И наш потолок - разделить судьбу звезды, которую мы (разумеется) не выбирали. И которая взорвётся (нами не интересуясь).

Более реальный образ земной цивилизации - это всё-таки Дерево с корнями в нашей уникальной точке бытия. Оно способно тянуться вверх, насколько позволяют его ветви, но у кроны есть естественный предел, зависящий от корней.

Это дерево смертно - и его нельзя пересадить. Нужно принять неизбежность этой судьбы, у которой вряд ли существует продолжение, потому что эволюция Солнца в "красный гигант" и гибель планетной системы - хорошо описаны с точностью до тысячелетия (если до этого мы не разделим судьбу динозавров).

Колонизация планет, как мне кажется, - это всё-таки миф 20 века, связанный с технологической эйфорией человечества. Нам (цивилизации) ещё предстоит осознать собственную смертность, как отдельный человек осознаёт это с возрастом.

Судя по всему, мы обречены жить и умереть в уникальной точке мира, на краю Млечного пути, отрезанными от ближайших звезд - 16 световыми годами полёта. Мы обреченны разделить со своей звездой его "взрывную" судьбу.

Вырваться из этой точки мира мы можем только в фантазии. Но, как говорится, мечтать не вредно. Маск - типичный представитель эпохи технологий, для которого техническая возможность важнее её гуманитарного смысла.

Да, мы будем тянуться "ветвями" до Марса и малых планет нашей системы (на них даже есть вода), но меж-звёздной цивилизацией нам всё-таки не стать.

Впрочем, Марс нам сегодня доступен. Яблони цвести там точно будут. Но сохранит ли человечество свою идентичность (человечность) на дальних рубежах существования, в экстремальной среде - большой-большой вопрос..

Никто ещё не доказал, что дальний космос совместим с нашим биологическим видом в принципе. Сегодня мы только пытаемся это выяснить.

Главное: гордыни нам поменьше. Космос её не прощает.
сентябрь

Календарь не обманешь

В 12 часов прогулялся по главной площади Тулы, которую решили перегородить турникетами с одной стороны. Редкие прохожие спешили мимо, и только две группы мёрзли на снежном ветру, поёживаясь и сбившись в небольшие кучки.

Группа мусоров (принципиально пишу без кавычек), человек десять. И топтуны в штатском, скорее всего, "э-шники". (Куртки, спортивные шапки, озираются по сторонам).

Представляю их досаду: выдернули в выходные топтаться на площади, а она пустая. И снежок летит за воротник. Охраняют белое безмолвие...

Честно говоря, я не в курсе планов местной оппозиции (если она есть после роспуска штаба Навального года два назад), возможно, в Телеграме они договорились о времени и месте. Но пока их не видно.

23-го числа на площади стоял хотя бы здоровенный камаз-автозак, - в этот раз и его не пригнали. Впрочем, Тула, как всегда, консервативна и инертна. Как я понимаю, местная "оборонка" неплохо питается из бюджета, а студенчество в двух универах не спешит расстаться со стипендиями и зачётками.

Да и город в целом - "пожилой"; весь "активный элемент" давно свалил в Москву, где и выходит (я надеюсь) на улицы вместе с москвичами.

Всем участникам - респект. Мы внутри понятного исторического процесса - развала путинизма, так что энтропия будет только нарастать.

Пару моих граффити ("путин - вор!") после 23-го числа уже соскребли с остановки возле УВД, но это не беда. Что писать банальности? - всё и так известно.

Символично, что фактически вернулась Стратегия 31, ежемесячный выход на улицы под лозунгом свободы собраний (в честь 31 статьи конституции). Уже и документа этого нет, а потребность в улице - всё заметнее.

"Ходить на протесты модно, - пошутила Латынина, - это привлекает сексуальных партнёров". Но дело не только в возрасте (молодёжь к чему угодно пристегнёт сексуальность, даже к автозаку).

Дело в конфликте поколений: "дедуля" Путин, "не волокущий" в интернете, кажется руиной. Бунт против дряхлости режима - уже не закидать словами о "стабильности". Тут не спор идеологий, это уже природный разлом.

Но в этот "судьбоносный" момент кремль вытащил на свет все тайные ресурсы.

Накануне акций "расчехлились" (как я понимаю) все ценные агенты влияния, которые должны отговорить "либеральную общественность" (а значит, и молодёжь) от уличных стычек с режимом.

Кого тут только нет: от пресловутой Собчак (либеральной "вождицы") и публициста Мельникова (статья на Эхе "Уклониться от удара") - до тяжёлой артиллерии - Явлинского, чья партия (на дотации) принципиально не ходит туда, куда запрещает кремль.

Главный тезис агентов влияния - драться с властью бесполезно, сила на их стороне.

"Зачем вам новые уголовные дела, штрафы, задержания, травмы, - при нулевом результате?" - уговаривает Мельников. Поэтому, видите? - впереди маячит Памфилова со своими пеньками? Вот и берегите весь протестный запал - до голосования в Думу. На пеньках родится новый протестный парламент, который (в рамках легитимных процедур) и задаст Путину жару... Не уличные драки, а пеньки - наше спасение от путинизма! Так победим... (и т.д.)

Самое смешное, что веру в "легитимные" пеньки выражают не только "либералы" на подкорме, но, например, и Лев Шлосберг.

"Улица и выборы в парламент - два крыла будущей победы" - уверяет он. Видимо, Навальный и Памфилова (улица и ЦИК), обнявшись, должны "легитимно" покончить с режимом.

Мечтать не вредно. Но есть большое подозрение, что до момента "выборов" и прочих "легитимных процедур" Навальный может не дожить. Ну а как работают пеньки (три дня подряд) - объяснять не надо.

Режим на пеньках не меняют, его меняют на улицах и площадях. Не надо ждать до осени, это слишком долгий срок для Навального. А от Матросской тишины до института ядов ФСБ - буквально два шага.
сентябрь

Звонки



В этом неудачном году с тремя двадцатками (20.11.2020) два человека меня не поздравили. С институтских лет я ждал от них известий в день рождения - и наша связь не прерывалась.

Без этих "ритуалов" день кажется не полным, хотя праздник - номинальный и давно условный. Не хочется "высчитывать" печальные сценарии, но по-настоящему, пожалуй, я тревожусь только об одном из этих людей..

***

Девочка, с которой мы дружили в студенческой группе, много лет терпела неопределённость, которой веяло от наших "дружеских отношений". Как любой нормальный человек, она ждала развития событий, которых не могло произойти, потому что "сумбур" в голове мешал признаться в своей ориентации.

Но и после её замужества мы оставались на связи. Я даже подарил ей свой поэтический сборник - в виде запоздалого "каминг-аута", потому что адресаты этой "лирики" говорили сами за себя. Отчасти это объясняло (но не извиняло) годы институтского тумана, когда я даже не решился её поцеловать. Хотел ли я извиниться таким странным образом, посылая книжку, - сам не знаю, но до сих пор испытываю чувство вины.

Реакция была ожидаемой. "Мне понравилась твоя голубая книжица", - иронично написала подруга юности, и ирония была (мне показалось) формой индульгенции за мои грехи. Наши ритуальные послания по двадцатым числам продолжались.

Каждый год с утра я был уверен, что увижу в телефоне её смс-ку. ("Дорогой Саша! С Днём рождения!"). Но в прошлом году эта "музыкальная шкатулка" замолчала и мелодии исчезли. Наши даты разделяет пара дней (оба Скорпионы) и я поздравил её в "одностороннем порядке".

"Мне показалось, что ты устал от нашего общения, и, наверное, так лучше", - написала она в прошлом году. Это, конечно, было не так. Я пообещал, что нас "разлучит только смерть" и что "просто так от меня не отделаться". Она не возражала. Но в этом году история повторилась - и, видимо, нет смысла цепляться за ритуал.

Дети, внуки, близость пенсии и школьные заботы - важнее, чем память об отношениях между двумя странными студентами. У дружб должно быть наполнение, иначе они облетают, как осенний лес. Никакая ностальгия не поможет. Но у меня наоборот: прошлое всё ярче, а настоящее бледнее. Хочется, как рыба, пробиться к началу - и себя уже не изменить.

Но по-настоящему я беспокоюсь о другом человеке.

***

Не помню, когда мы познакомились с Галиной Алексеевной, мамой одноклассника, с которым мы дружили в старшей школе. Я таскал читать книжки из их большой библиотеки - с резными тёмными шкафами. Конан-Дойль был зачитан до дыр и порой казалось, что я поселился на диване у друга. Когда он заболел ветрянкой или корью, мы изобрели язык "глухонемых" и стоя под окнами, я выводил руками "кренделя", изображая буквы алфавита.

Потом компанией из нескольких семей мы разбили лагерь на Оке. Где я пытался малевать акварели, а Галина Алексеевна ловила меня в свой видоискатель (вместе с речным пейзажем) и затем дарила удивительные снимки акварельной воздушности.

Когда я сдавал экзамены в пед, то оказалось, что она работает в кабинете литературы - и более того, является "гением этого места". Все годы студенчества неотделимы в памяти от её "книжного" образа. Как сейчас помню милую фигуру с вязаным пледом (она прекрасно вязала), как-то по-особому приподнятым подбородком, ироничным взглядом за очками и седоватой шапкой волос.

"Что ты сегодня такой зелёненький?" - шутила Г.А., видя мою "измождённую" физиономию. И я признавался, что прогуливаю пару по английскому - или жаловался, что зачёты по "Истории КПСС" прикончат меня головной болью. (В кармане лежала зачётка с позорным "удом"). Уже тогда мои отношения с "ленинизмом" были взаимными.

"Основы научного онанизма", - шутил приятель, вертя в руках толстый "кирпич" учебника. (Друг-историк, в которого я был немного влюблён в те годы, теперь - директор школы, но, надеюсь, не утратил бунтарского духа).

Галина Алексеевна была образцом интеллигентности (хотя я не думал об этом). Иронически поглядывая сквозь толстые стёкла очков добрыми глазами, она умела приподнять самооценку, настроение, прибавить веры в себя, ничего для этого не делая.

Она просто была собой - и этого было достаточно. Как-то в нашей настенной газете я тиснул стишок про "барокко" учебного корпуса, исторические своды потолков, чугунные "гремучие" лесенки, по которым когда-то бегал гимназист Вересаев. И упомянул, конечно, кабинет литературы с его "хранителем".

Галина Алексеевна скептически поправила очки на переносице: "Ну спасибо тебе, Хоц, обозвал меня старой, гремящей ступенькой.." - и она тряхнула седоватой шевелюрой. У неё была удивительная манера смеяться - как-то по-особому, "внутренним", сдержанным смехом, не разжимая губ. Даже смех был интеллигентным.

Представление о норме - важная вещь. Хорошо, если в юности ты видишь такие примеры. Помню, как-то на диване, мелькая спицами и поглядывая в телевизор, Г.А. наблюдала бодрого Михаила Сергеевича в толпе москвичей (шёл романтический период Перестройки) и слушала мою болтовню о переменах и свободе.. Вдруг она ткнула спицей в экран: "Саш, ну, что это такое? Это же холуйство.." (За спиной генсека бугай-телохранитель держал над лысиной зонт).

Я немного обалдел и слова застряли в горле: "Ну.. как же... протокол.. меры безопасности.. это же по должности... А Михал-Сергич - ого-го! Изменит целый мир (как пелось в польской песенке)". Но Галина Алексеевна была непреклонна: "Холуйство. Мог бы и сам подержать".

Годы сталинского прошлого не убили в ней чувство достоинства. Улоф Пальме, гуляющий по улицам города, был ей понятней, чем советские "бонзы".

Однажды в электричке, обнаружив в купленном сборнике Прокофьева какие-то стишки про "вождя и учителя", она вышла из вагона, бросив книгу на скамейке.

Она не любила Чехова - за антисемитские нотки в рассказах. Но молчала о Достоевском, которым я был увлечён (не хотела меня травмировать), хотя это свойство классика можно "хлебать лаптями". Но в институте я не знал "Дневника писателя".

Уже после выпуска, когда одноклассник женился и "пошли внуки", она отправляла ребят к нам домой - с букетами из сада. Просто так, без повода, охапки свежих колокольчиков и астр, из-за которых выглядывал юный гонец.

"Ну как, ты ещё не женился?" - каждый телефонный разговор не обходился без этой напористой фразы. Я как мог, отшучивался, но "люди же не идиоты" (как пошутил мой первый парень, в ответ на вопрос об открытости). Иными словами, я не вдавался в подробности.

В ответ Г.А. держала меня в курсе новостей: кто из наших одноклассников уехал в Штаты и в Израиль (в школе с углублённым изучением физики было много еврейских ребят). Кто там преуспел, открыв бизнес "холодильных установок", а кто процветает на родине, сменив "еврейскую фамилию" на русскую (жены) и сделав карьеру в тульском "белом доме".

В последние годы, когда ей было уже за восемьдесят, мне очень хотелось зайти с букетом цветов и поздравить лично. Может быть, обнять, даже поцеловать руку (фантазия рождала пафосные сцены благодарности). Помня иронический склад Галины Алексеевны, я не решился на это. Но, действительно, не знал, как выразить ей свою любовь.

Дружба с одноклассником давно забылась. Я мало знаю о его семье, едва ли опознаю детей на улице, - но отношения с этой женщиной остались на долгие годы. В последний свой визит, два года назад, меня поразило, что она испекла для меня торт. В её-то возрасте..

Мы сидели за столом, в знакомой комнате с книжными шкафами, из которых я таскал тома Конан-Дойля - и с нарочитым юмором рассказывал про штраф и задержания на акциях. А хозяйка (глуховатым, но таким знакомым голосом) напоминала, что я рискую "пойти по Владимирке"..

Последнее время мы созванивались к новому году и на дни рождения. Иногда трубку брал сын - и я передавал привет, если она плохо себя чувствовала. Всё же я признался ей, что живу не один, а с другом и что я "не пропаду" - ей не стоит беспокоиться. (Это не было признанием, но ведь "люди не идиоты").

Наверное, только сейчас я понимаю смысл фразы, которую она повторяла из разговора в разговор - с каким-то особым нажимом. "Будь счастлив!" Я пытался отшутиться, но она словно настаивала: "Саша, будь счастлив!".

Думаю, теперь я понимаю, что ей хотелось сказать.

Конечно, надо бы набрать знакомый номер - и спросить как её дела, почему она не позвонила. Наверное, на днях я так и сделаю... Переступая через страх.

Но что это меняет? Ничего. Я точно знаю, что в "наш" день мы помним друг о друге.
сентябрь

Хулио и море



Хулио Кортасар

Альманах “Gay, славяне!” №1, 1993 (О нём подробнее в Фейсбуке)

***

В аргентинском стиле



Симпатичным мальчишкой когда-то я был

И на этом нажил себе горе…

Я в простой рубашонке по пляжу бродил,

Я стекляшки цветные в песке находил…

Это помнят лишь ветер и море.

.

Помню шел мне в ту пору шестнадцатый год.

Раз на пляже матроса я встретил.

Я вам сразу скажу, забегая влеред,

Если кажется вам, что перо мое врет,

Вот свидетели – море и ветер.

.

А матрос, улыбаясь, мне пудрил мозги.

Рот раскрыл я и уши развесил.

Тут и ночь подоспела – не видно ни зги.

Как же так получилось ? Господь, помоги !

А матрос всё по-прежнему весел.

.

Вскоре страх мой прошел – мы вдвоем как-никак

Засветились огни на дороге.

Шел детина-матрос, с ним – мальчишка-дурак.

Привели меня в порт, а точнее – в кабак,

Эх, проклятые, глупые ноги !

.

Как вы светитесь чудно, огни кабака !

Как вы душу ласкаете нежно !

И пятнадцатилетнего-то дурака,

Что не знал сигарет, а не то что хмелька.

Вы тотчас же сгубили, конечно.

.

Вот друзей четверых мой матрос повстречал.

Эти тоже матросы – понятно.

Он их ромом поил и меня угощал,

Я большую ладонь на спине ощущал

И, не скрою, мне было приятно.

.

Не сказать, чтобы сильно уж я захмелел.

Но головка слегка закружилась.

Просто встать и уйти я бы вряд ли посмел,

Но матрос мой и сам догадаться сумел,

Что пора … И они расплатились.

.

Вшестером мы выходим и к морю бредем.

Там в какой-то сарай мы заходим.

(Уж искал тот сарай я и ночью, и днем –

Так найти и не смог ни сейчас, ни потом).

В свежем сене покой мы находим.

.

Да какой же покой ?! Черт его бы побрал !

Как припомню – так холод в душонке.

Там такой, извините, пошел карнавал …

Утром ползал и пуговицы собирал

Я от мятой своей рубашонки.

.

Десять рук обнимали меня горячо,

Пять безжалостных ртов пожирали.

Пять огромных, упругих … – И слезы ручьем,

Но они наступали еще и еще …

И дышать мне совсем не давали.

.

Этим струям и вовсе я счет потерял –

Пять источников рады стараться.

Чудом Богу я душу свою не отдал.

Даже сплюнуть боялся – все время глотал.

А куда же мне было деваться ?

.

Грампластинку играют с обеих сторон.

Повернув, и меня распластали.

Как я бога молил, чтобы сжалился он !

Но рукою зажав мой отчаянный стон,

Мне, простите, и сзади… вогнали.

.

Я молился за душу, за кровь, что текла,

За несчастное хрупкое тело…

И, как видно, молитва до бога дошла.

На четвертом заходе куда-то ушла

Моя боль, – но не в этом же дело !

.

Помню, пятым, последним, был этот матрос.

Он губами мне к уху тянулся.

Тут я обнял его – и ни боли, ни слез.

Я в душистое сено засунул свой нос,

Успокоился и улыбнулся.

.

Утром адская боль. Голове каково ?

Мой матрос сероглазый шатался.

Не жалел ни о чем я, хотел лишь его.

Я молчал и смотрел на него одного,

Ждал хоть слова, но – нет, не дождался.

.

Долго мама ругала, ударил отец.

Я ни капельки не испугался.

Тут же спать завалился, заснул как мертвец.

Мне приснился матрос, сероглазый подлец.

Он навечно в душе и остался.

.

Десять лет с той поры, как вода, утекло.

На панель я оформился вскоре.

Не жалею – доходное ведь ремесло .

Вы попробуйте – вдруг бы и вам повезло

Да помогут вам ветер и море …

.

1969

Перевод Ефима Елисеева
сентябрь

"Правила жизни"

Чтобы выносить вечерами мусор, нужно себя как-то мотивировать. Никто не любит этого делать, поэтому приходится идти на хитрости, обманывая собственную лень. Мужской организм обычно реагирует на стимулы, а не на слова.

Первой “хитростью” является парень, живущий через дверь на моей площадке. Даже не знаю, откуда он взялся. Иногда в подъезде появляются ребята студенческого возраста, но это временные лица, просто снимают жильё. Ясное дело, что мы не здороваемся.

Но парень с площадки – другое дело. Худой, в узких джинсах и с растрёпанной шевелюрой. Чем-то он напоминает Шаламе.

Collapse )
сентябрь

Маленькая жизнь



С политикой всё ясно. Вряд ли до осени что-то изменится. Зато в июле вспоминаешь, что "лето- это маленькая жизнь". И она уже на середине.)

Пора возвращаться к вело-прогулкам, заодно купить зеркальце на руль, погонять по парку и скатиться к центру города, где стоит прекрасный обелиск в честь "боевых дружин", строивших здесь баррикады в пятом году. (Вот куда бы школьников водить).

Народ в магазинах почти отказался от масок, молодёжь вообще на них чихала. Но возвращаясь к публичной жизни, вдруг обращаешь внимание на странные новшества. Я что-то пропустил или "виагра", действительно, по рецепту? (Чисто из интереса)).

Судя по всему, народ возвращается к шопингу (на последние деньги) и шарит глазами по полкам с отвисшей челюстью. )

IMG_20200703_204530.jpg
сентябрь

"Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог"

Недавно один из роликов произвёл на меня впечатление. Крепкого вида чернокожий в бейсболке и спортивных штанах наступает на белую девушку, тыча ей для убедительности пальцем в лицо и что-то агрессивно втолковывая.

Та молча пятится, очевидно, не желая вступать в конфликт. И чтобы уклониться от наезда, она становится к парню боком, сторонясь его пальца и делает вид, что “не замечает” агрессии.

В этот момент чернокожий делает подсечку, девушка падает на спину и молча лежит, пока тот, расставив ноги, наклоняется над ней и продолжает что-то выкрикивать, тыча в лицо пальцем. Так сказать, “поставил на колени”.

Мне издалека сложно комментировать события BLM; к тому же я уверен, что американцы сами разберутся с этими проблемами – рано или поздно. Но всё познаётся в сравнении.

Я почему-то представил себе, что знаменитый Стоунволл получил развитие и добрался до России – в кризисный момент, когда омона “на всех” не хватило и улица погрузилась в стихийную жизнь.

Почему бы нет? Толпы парней из гей-сообщества, собравшись у мэрии, устроили “хрустальную ночь” на Тверской, разгромив десятки витрин и бутиков, а заодно забросав Тверское ОВД коктейлями Молотова. Последних ментов, закрывшихся в отделе, срочно эвакуировали вертолётом.

Весёлая толпа выволокла мэра Собянина из разгромленного кабинета и поставила на колени под памятником Долгорукому. Собянин срочно подтвердил, что отменяет собственный запрет на гей-прайды в Москве, вынесенный на сто лет вперёд. Вдоволь отплевавшись и надавав зуботычин, мэра в голом виде пустили по улице, сунув в руку для прикола радужный флаг.

Так Сер-гей Семёнович возглавил первый гей-парад и бегом отправился в сторону Кремля, – где другие люди уже волокли престарелого “владимира владимировича” из его инвалидной коляски. (Миронов и Володин, размахивая радужными флагами, задорно пинали дедушку, который, утираясь, полз по кремлёвскому коридору).

Но неделя весёлых московских погромов этим не закончилась.

К тому моменту ярких гомофобов в стране не осталось. Мизулина в Швейцарии (скрываясь у сына) просила политического убежища, Милонов покрасил волосы и сбрил бороду. С “почётной грамотой” от Старовойтовой в руках, он заперся в мужском монастыре.

Тем временем, движение получило имя: BLM (Blue Live Matter) и перешло к широким действиям.

Наиболее отъявленных “натуралов” группы активистов отлавливали на улицах и ставили на колени. Этот (отчасти эротический) жест должен был напомнить проклятым “гетерастам” о веках психушек, пыток, тюрем и издевательств..

Бисексуалов отпускали, а у гетеро-фанатов спрашивали в лоб: кто он такой по шкале Кинси? И готов ли на секс с парнем? Если тот в ответ мямлил что-то вроде “да” – или “прямо этой ночью”, то парня отпускали – под гарантии сэлфи в постели. (“Утром – отчитаешься”).

Особенно упорных вносили в список “гетерастов” и увольняли со службы. (“Вы нас, скоты, веками лишали работы, гнобили, репрессировали, – пришло время поквитаться”).

Один из наглых журналюг заикнулся в “Голубом огоньке” (который снова шёл в прямом эфире), что “все жизни имеют значение” и что “голубой – всего лишь один из цветов радуги”. Наутро его вещи попёрли из Останкино, написав на двери кабинета: “Собака гомофобная”.

Началась стихийная кампания по переоценке монументов.

Достоевского у “Ленинки” забросали радужными красками и написали “Идиот!” Князя Владимира возле кремля обвинили в “женолюбии” и кинули с моста. Пушкина, правда, не тронули – за его дружбу с Вигелем.

Минина с Пожарским нарядили однополой парой, написав на постаменте: “Совет да любовь!” Но особенно досталось Примакову с Лужковым. Первого с табличкой на шее “хромой козел” протащили по Москве в сторону зоопарка.

Лужкова дружно вынесли из мастерской Церетели. И под радостные крики самого же Церетели, автор разнёс кувалдой медный лоб покойного.

Вокруг Гоголя в толпе возникла полемика. Но в конце-концов решили, что он “певец мужского братства” и к тому же “женоненавистник” (одна “Женитьба” чего стоит). Так что пусть пока стоит.

Шумной, радостной гурьбой (поджигая бутики, громя монументы и ставя пойманных бойцов второго опер-полка на колени), голубые активисты закончили “московский Стоунволл”, торжественно сорвав с фигуры Аполлона на Большом театре появившийся при путине фиговый листок.

Мировая справедливость (хотя бы частично) была восстановлена. Но сколько ещё предстояло?

Сотни тысяч путинских чиновников, попов, ментов и мракобесов – всё ещё не встали на колени. Миллионы “гетерастов” не ответили в этой стране за века унижений и издевательств.

Но меч “голубой Немезиды” должен вернуть справедливость…

… Конечно, этот сценарий – только метафора. Но не совсем уж бессмысленная. Если бы эта картина стала возможной, то я бы сгорел со стыда за своё сообщество.

Но не потому, что мне жаль голого Собянина или ОВД Тверское (гори оно ясным огнём).

Просто я прекрасно понимаю, что нельзя добиться уважения, ставя на колени. Как говорил известный Костик, “Поверьте мне, как историку: насильно осчастливить нельзя”. Как и заставить себя уважать.
сентябрь

Голосуй "несмотря ни на что" (зовут кремль и ЛГБТ-сеть).

Вслед за путинским режимом, "российская ЛГБТ-сеть" призвала россиян явиться на участки и целую неделю (без контроля) принимать участие в пародийном "голосовании".

В кремле, разумеется, рады нежданному помощнику в организации явки, - ради которой сгоняют на участки и разыгрывают автомобили. Но "ЛГБТ-сети" и денег платить не надо (как нанятым для агиток клоунам: Плющенкам, Безруковым и Охлобыстиным). Сами агитируют, сами придут и кинут бумажки в фейковый ящик.

Народное "волеизъявление" в разгар пандемии обещает быть, действительно, массовым событием (о чём и верещит пропаганда из каждого утюга: "Проголосуй! Проголосуй!")

Любопытна мотивация геев из "сети" (от Игоря Кочеткова и пр.). Цитирую:

"Все остальные поправки мы расцениваем как ширму для того, чтобы привлечь людей к голосованию. (...) Именно поэтому (...) Совет ЛГБТ-сети убежден в том, что важно проголосовать несмотря ни на что. В нынешних обстоятельствах смысл голосования не только в том, чтобы победило именно ваше мнение, но и в том, чтобы вы это мнение высказали".

Итак, хотя голосование - "ширма" для привлечения людей, - "важно проголосовать"... (Логично, не так ли?)

"Сеть" прекрасно понимает, что "смысл голосования" - не в результате (он заранее "посчитан" и проверке не подлежит). А в том, чтобы "высказаться" (то есть, явиться).

Несмотря на десятки и сотни смертей участников фейка - в разгар пандемии. Несмотря на то, что "смысл голосования" равен нулю (процедура без подсчёта - это не голосование).

И несмотря на то, ЛГБТ-сеть (тем самым) помогает режиму нагнать явку любыми доступными средствами (подкупом, принуждением, пропагандой, деньгами, уговорами и ложью).

Теперь и тысячи ЛГБТ-людей (не дай бог) попрутся к ящикам. Им и платить не придётся (что несколько обидно). Плющенко с компанией положил в карман неслабую сумму. А геи из "сети" - "топят" за идею..

Кремль, конечно, аплодирует. Чем больше геев окажется на ковидной койке, тем лучше. Да и членов семей не жалко.

После ролика про геев-усыновителей я как раз писал, что не дураки его "клепали на коленке". Власти плевать на голоса геев-избирателей. Главное, чтобы вы возмутились - и явились на участки. (Одна из форм мобилизации).

Но всё-таки не устаю удивляться двум вещам.

Как гей-сообщество порой умеет "вписаться" в заветную кремлёвскую повестку, помогая режиму имитировать "всенародный энтузиазм"..

И как оно (сообщество) порой сливается с властным цинизмом, любой ценой и "несмотря ни на что" гоня людей на участки, где "голосования" НЕ будет.

А будет его КАРТИНКА, - которую режим организует, выбиваясь из последних сил (угрозами, деньгами, ложью и призмами). Так нужна ему иллюзия массовости.

Как говорится, с такими ЛГБТ-"врагами" кремлю и друзей не надо..

Но одно немного утешает: судя по опросу на Gay.ru, желающих участвовать в путинском цирке всё-таки меньше (46.9%), чем посылающих путинский цирк на три буквы. (53,1%)

Ещё раз повторю: НЕТ голосования, НЕТ законной процедуры, НЕТ подсчёта голосов, НЕТ проверяемых итогов. А есть одна сплошная КАРТИНКА одобрения.

Есть огромная кремлёвская пиар-кампания по организации этой КАРТИНКИ.

Хотите помочь - воля ваша..

http://www.xgay.ru/news/rainbow/2020/06/20-42326.htm (опрос)
сентябрь

Супер стар



Как в том советском анекдоте о Брежневе: "Я стар.. Я очень стар. Я - супер стар!" Уместно это вспомнить, потому что Путин сидит в кремле уже дольше Брежнева.

С другой стороны, надо понимать, что дело не только в дряхлеющем лидере (по новой, так называемой "конституции" - он будет дряхлеть уже на законных основаниях). А в дряхлости самой системы, с которой Путин гармонирует и которую он олицетворяет.

Сама авторитарная система (имперская по сути) - допотопна, архаична и неэффективна. Путин - лишь персонификатор этого явления.

А когда это было иначе в России? Короткие периоды свободы (Февраль 1917 года и 90-е - можно считать исторической погрешностью). Путинизм лишь вернул традиционную политическую систему - на её историческое место.

Поэтому можно, конечно, издеваться над стареньким "дедушкой", но он - лишь представитель исторической системы. Сама же система - представляет собой отношения "монарха" и "народа", который делегирует "царю" огромную часть своей ответственности. (В этом смысле нет большой разницы между Николаем II и Брежневым).

Российский человек, живущий "соборными", общинными инстинктами, научен веками жить "в коллективе", максимально избегая личной ответственности, - которую он делегирует "вождю".

"Общинное сознание" - не только архаично для 20-21 века, но и абсолютно провально с точки зрения какого-либо развития. Пост-индустриальный мир давно уже движим не "классами" и "общинами", а личностями и уникальными технологиями.

Преимущества имеют общества, дающие гениям-"ботаникам" - Гейтсам, Маскам и Кукам - максимум условий для реализации (от Силиконовых долин - до сексуального комфорта в однополых семьях).

Можно очень долго рассуждать, почему в России "гениям-ботаникам" (как и технологиям) ничего не светит. С чем связана ставка не на личность, а на "здоровый коллектив".

Видимо, дело в истории, в вековой милитаристской мобилизации "масс" для охраны имперских "просторов". Или в православии, которое идеально "легло" на имперский формат "военного лагеря" (и т.д.)

(Наши знаменитые "парады" - в историческом смысле - всего лишь похоронные процессии в сторону кладбища).

Так или иначе, мы имеем дело с архаичным, стареющим обществом, из последних сил цепляющимся за свои территории (которые оно не в силах обустроить) в старых имперских границах.

Знаменитое "Как нам обустроить Россию" - звучит всё более издевательски. Империю "обустроить" нельзя, потому что она требует "жертвенности" и крови её жителей.

Проклятие России - её территории, которые возможно удержать только в милитаристском, "общинном" и мобилизационном режиме.

Отсюда - запрос на "вождя". Который может быть только исключительным, "сакральным" и стареющим субьектом. А не динамичным и сменяемым менеджером.

По сути, Путин - это выражение проклятия имперской "вертикали". Уберите "вертикаль" - и империи не будет. Так что, как и Брежнев, Путин обречён стареть вместе с политической системой.

Мы - до гроба вместе с этим старичком. И, подозреваю, что копыта они отбросят тоже вместе: Брежнев и его "застойный" СССР, - Путин и его "великая Россия".

Мы - стареющая нация (как "народ" и как система). Так что правильно (по-своему) цепляемся за прошлое, - потому что 21 век нас просто уничтожит.