жонглёр

alex journal

фото

Гвардейцы в городе..

Проезжая вчера по тульским улицам, с удивлением обнаружил два военных патруля (вот как они выглядят, "гвардейцы" нашего кремлёвского ворья!) - в самых экзотических местах.

Не сразу даже понял, к чему приурочена "демонстрация силы" в мирном городе. Первая группка в беретах цвета кровавого поноса тусовалась на центральной улице недалеко от корпусов университета. Видимо, прозрачно намекая "студиозусам", что попытка пронести в местный "Пентагон" парочку берданок со взрывчаткой обречена на провал. ("Пентагоном" с советских времён здесь называется корпус "политеха" с военной кафедрой и "секретным" доступом к давно известным "секретам").

Показательность такой демонстрации 18-летнему юношеству выглядела несколько комично, потому что "гвардия" замышлялась для борьбы с беспорядками (неужели ожидаются?), а не с тайными убийцами-одиночками.

С другой стороны (надо признать) активное освоение "гвардейцами" вероятной территории молодёжных бунтов и протестов (пусть и в перспективе) - можно списать на "учения" с подачи струхнувшего начальства. Поскольку до сих пор людей с беретами цвета кровавого поноса в центре моего города замечено не было.

Так и вижу это совещание: "У нас пока один студент наделал столько шуму, господа. А сколько их, юнцов безмозглых, ходит в наши универы? А если каждый принесёт по паре ружей? Они же, негодяи, обучаются ещё и военным навыкам.. Представили, что будет? Не видать губернатору Дюмину путинского кресла, как своих ушей. А вам, господа, - перспектив федерального роста под крылом нового президента.. Немедленно - всю гвардию - на улицу! Под окна университета! Чтобы эти хиппи и очкарики - знали своё место.."

Второй патруль из пяти "гвардейцев" (а сколько я не заметил?) выбрал ещё более комичный пятачок - прямо на углу так называемой "артухи", - городка бывшего артучилища, в котором нынче разместилась в/ч десантников. Городок этот примечателен не только церковью-новоделом, но и пафосными "брониками" у входа - во всей своей милитаристской красе.

Юмор, разумеется, в том, что база бравой "десантуры" - это последнее место в городе, которое стоило бы защищать "гвардейцам" - даже в случае нападения войск НАТО.

Однако ж, наши "красные" береты примчались к "голубым" - на помощь и защиту. Военный аналитик вражеской армии сделал бы вывод о "неблагонадёжности" полка ВДВ, который нуждается в присмотре "росгвардии".

Но я не аналитик, да и живу здесь давно, поэтому спишу это на глупость руководства. Соблазн показать населению вместо одного - сразу два "кулака" в одном месте - совершенно в духе (пардон за мой французский) обосравшейся от страха власти.

Жмущиеся друг к дружке "гвардейцы" и "десантники" напоминают мне испуганных детей в ночном доме. Вместе как-то поспокойнее...

Ведь если легко взрывать объекты в "священном" Крыму, посреди (по существу) военной базы оккупантов, - то что мешает сделать это - где угодно, под носом у "гвардейцев" с "десантурой"?

Говоря всерьёз, силовая демонстрация в мирном городе - с выводом сил "нац-гвардии" - как ничто другое демонстрирует глупость, трусость и неэффективность режима, не только не понимающего смысла различных угроз, но и не имеющего никаких ответов на "вызовы" себе - кроме солдафонских демонстраций.
фото

Российское изгойство и "керченский стрелок".

В фильме Гаса Ван Сента "Слон" (2003), в общем, дан психологический портрет подростка, готового уничтожить мир, в котором (как ему кажется) ему не оставили места. Он не может изменить этот мир, но может его уничтожить вместе с собой.

Подростковые "счёты с миром" - свойство возраста, когда ценность своего "я" уже осознана, а ценность окружающего мира - ещё нет. И если мир отвергает "я" подростка, то он отвечает ему тем же..

Не случайно типичный юный убийца - "замкнутый" и "незаметный", не способный иначе подчинить реальность своей воле - кроме как "стерев" её механическим способом.

Проблема, видимо, не в доступности оружия, а в доступности качественной педагогики, - что вообще большая редкость в РФ, несмотря на штат "психологов". Но если педагоги сплошь и рядом плодят фальсификации на "выборах", а заодно топорно "полощут мозги" активистам Навального, - то какая уж тут качественная педагогика..

Ждали беды от мальчишек с плакатами, - а тихоню-террориста (по прямому профилю) прозевали. Меньше бы лезли в политику - и заботились о комфортном климате для учёбы. Но куда там; школа у нас - передовой отряд партии по борьбе с инакомыслием.

Но меня тревожит одна параллель. "Зачем нам такой мир, в котором нет России?" - спрашивал главный хранитель "кнопки". Загнанной в угол крысе (как он нам рассказывал) - свойственны суицидные замашки, - она готова погибнуть в атаке.

Так чем Владимир Путин отличен от подростка с ружьём, готового истребить реальность, отказавшую ему в уважении? Более того, - загнавшую его в угол (вместе со страной)?

Но подростковые комплексы "мальчика Вовы" с кнопкой, "Новичком", Полонием и армией - вместо ружья - могут обойтись миру довольно дорого.

- Зачем мне этот колледж, в котором меня презирают? Они меня запомнят, я им покажу... Мы за ценой не постоим.. Пусть и ценой своей смерти. (Помните?) "Русские такие: на миру и смерть красна". Особенно "красна", если смерть уготована "миру".

Агрессивный комплекс неполноценности, серость и замкнутость - рождает идею мести миру, который тебя отвергает. Скажите мне, что я не прав. И что Путин не занят тем же самым, что и "керченский стрелок", - много лет подряд..
фото

Осеннее

Как всегда, осень - время сублимаций (у меня осенний тип сексуальности); видимо, поэтому и "личных" текстов больше, чем обычно. Впрочем, "пройдёт и это".

К ноябрю идея "монастырского" затворничества достигнет, скорее всего, полного воплощения - и я уподоблюсь Пимену с "хрониками" прошлого. ) Есть некая ирония в том, что мы со страной - на данном этапе "возраста" - готовы плыть "по волнам своей памяти" и не одержимы будущим.

Ностальгия - наша общая среда, независимо от политической ориентации. Я - не исключение. Ностальгия по 90-м, по СССР, по "порядку", по "свободе".. Каждый ностальгирует по "тверди" под ногами в эпоху катастроф и перемен..
Другое дело - молодёжь; она напоминает мне себя на излёте брежневского маразма, когда мы со страной двигались разными курсами. ("У меня глаза на восход, у неё - на закат")).

Сейчас - другое дело. Для нас двоих грядущее в тумане. И лучшее, на что я способен, - вести "хронику" угасания, дышать ароматами прелой имперской листвы, чувствуя себя частью времени, объявившего нам войну.

В конце-концов, это "моя страна", она у меня в крови, и я никогда всерьёз не думал уехать отсюда (здесь мои могилы, мой воздух и моя речь). Другое дело - нынешняя молодость, которой лучше держаться от России подальше, как прыгнувшему за борт - от туши "Титаника". Или как мальчишке - от чумного барака.

Есть особая "осенняя" прелесть в звуках оркестра на палубе, в неторопливости, пока он всё ещё играет вслед отплывающим шлюпкам.

"Если выпало в империи родиться", а тем более, состариться, - лучше не менять адресов и лесных дорожек, по которым бродишь, шурша листвой.

Ощущая себя её частью. Жёлтому листу - своё время, свои краски и своё место. Уместность твоего существования - (сейчас и здесь) - хорошее и правильное чувство. С которым глупо спорить. Но легко ему отдаться. (Что для гея - не является проблемой). )
фото

Женька.

Когда речь заходит о "внутренней гомофобии", я вспоминаю о себе. Для советского студента - опыт почти неизбежный.

В институте я учился с парнем, о котором почти точно знал, что он гей. Это было ясно на интуитивном уровне, а не потому, что "выдавало поведение". Немного близорукий, он стеснялся носить очки. Поэтому глаза казались удивлёнными, широко смотрящими на мир.

Мы сталкивались с ним в воротах родной "усадьбы", где в глубине двора розовел старинный корпус "филфака". Насколько помню, не здоровались. Не только потому, что не были друзьями, но по его глазам трудно было понять - узнаёт ли он меня в принципе? Или мутный образ однокашника смазывал карту будней.

Признаюсь, что "образ" был, и вправду, "мутным". Не буду повторяться, но я слабо понимал природу своей сексуальности и жил в особом "двоемирии" - между опытом влюблённости в парней и отрицанием того, что называлось "гомосексуализмом".

дальшеCollapse )
фото

Роскошь быть собой (к Дню камин аута).

Первый камин аут я пытался совершить в институте. На интуитивном уровне у меня не было сомнений в своей ориентации, - но человек живёт ещё и головой. Я старался об этом просто не думать.

Да и слова "гей" в годы моего двадцатилетия не существовало. В лучшем случае, я мог быть "гомосексуалистом" (со всеми медико-правовыми последствиями). Либо именоваться как-то иначе, на языке подворотни, которой я был совершенно чужд. Для студента-филолога (с культурой в центре его интересов) факт именования был особенно важен. И если чувственность не "вписывалась" в культурных обиход, - её стоило блокировать..

Впрочем, юность брала своё, я то и дело влюблялся в парней на соседнем "истфаке", а барочная (порочная) романтика наших любимых стен ХVIII века - потакала тайным страстям. ) Симпатичный друг-историк привлекал меня различными талантами - от вьющихся волос до исполнения Рахманинова (с красочным отбрасыванием прядей со лба). Не имея близких друзей, я делился "тайной" с дневником. Невзрачных и серых тетрадок за 10 копеек набралось на добрый сеанс у психоаналитика (если бы они водились в "совке"). С психиатром же делиться было не с руки...

дальшеCollapse )
фото

Виагра не поможет..

Не хочется быть банальным, но что у нас не "падает", собственно? На восемнадцатом году "светлейшего" правления?

Первой пала свобода слова, затем свобода собраний. Потом (как результат) настал "падёж" уровня жизни, экономического роста, инвестиций, всяческих "фондов развития" и финансовых запасов.

Затем настал черёд российской репутации. Эта - пала настолько низко, что вряд ли ей уже что-то поможет.

Ну, и как "последнее прости" - провалы любимых кремлёвских спецслужб (импотентов-отравителей), вместе с "падшей" "гордостью" российских технологий - "Союза - МС 10". Дальше падать уже некуда.

Страна - импотент со свисающим уровнем жизни, "достоинством" и микроскопической "репутацией" - это всё, что вы хотели знать о путинской России, но боялись спросить..
фото

Россия как "палата №6"

Неслышно прошагал по России Всемирный день психического здоровья, отмечаемый ВОЗ 10 октября.

Несмотря на формальное членство в организации, Россия с её медициной и населением - как никогда далека сегодня от международных стандартов нормальности, продолжая с завидным упорством развивать бредовые идеи, потакать патологической лжи, культивировать буйство и агрессию.

А заодно - патологизировать гей-ориентацию, воюя с просвещением, научной информацией о сексуальности и объявляя её "пропагандой".

Норма - под запретом, лживость и агрессия - в роли нормы.

Всё ещё толкает тысячи подростков к суициду, делая государственную гомофобию, буллинг и травлю молодёжи - основой так называемой "духовности".

Россия держит одно из первых мест в мире по молодёжным суицидам, - требуя от юношей жить в агрессивной архаике, ломая и калеча психику в казармах и в войне с соседями.

Россия всё еще использует массовое зомбирование в качестве машины управления населением. В результате получая больное (без кавычек) и "буйное" общество людей с промытыми мозгами.

Мы живём в этой странной стране, где просвещение, наука, медицина, - элементарная честность и уважение к личности - являются, скорее, исключением из правил. Где норма - в изоляции, а честность и достоинство - маргинальны. Как и сама психическая норма.

Можно, разумеется, "лечить" эту патологию таблетками и порошками. Но это не решение проблемы.
Я бы предпочёл снести - к чертям собачьим - сам сумасшедший дом, который выдаётся за "великую Россию". С её главврачом. Пусть её "величие" останется в палате № 6.

Здоровее будем - мы все.
фото

Цветаевой и Блоку нечего делить на гендерном поле..

Обсуждение моего текста "Грамматика феминизма" (для сайта "Парни Плюс") оказалось очень интересным, - прежде всего, для автора.

https://www.facebook.com/evgeny.pisemskiy/posts/2279636648732580?notif_id=1538689314152109¬if_t=comment_mention

Поэтому стоило бы завершить тему отдельным постом, - отвлекаясь от конкретных имён. И начать с того (разумеется), что у автора текста нет никаких "тайных мотивов" не любить феминизм или отвергать феминитивы в принципе. Кроме того, автор прекрасно знает, что язык - живая и подвижная система, отражающая социальные запросы его носителей. Мне бы и в голову не пришло с этим спорить.

Речь в статье шла совсем о другом. О том, что социальный запрос на обязательное наличие феминитива к слову мужского рода в обозначении рода занятий - порой вступает в конфликт с логикой языка. Лексические формы, которые привлекаются для конструирования неудачного феминитива (а речь шла только о неудачных), - противоречат изначальной задаче - обозначить гендерное равенство на языковом поле.

Я писал именно об этом. Автор и авторка, дирижёр и дирижёрка, композитор и композиторка.. Устойчивая форма на "-ка" (с особенностями образного, оттеночного, смыслового звучания) - не работают на идею равенства (как задумывалось), а подчеркивают неравенство "композитора" и "композиторки", "автора" и "авторки". Во всяком случае, в нынешней языковой практике.

Лингвисты прекрасно знают, что языковые формы - сами по себе являются носителями смысловых значений. Об этом прекрасно писал Щерба, чья "бессмысленная" фраза о "глокой куздре" показала наличие этого смыла. ("Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка"). "Бокрёнок" - беззащитен и мал, "куздра" "кудрячит" его, производя некое агрессивное действие.

Сама языковая форма часто "навязывает" слову смысловой оттенок, - который нельзя игнорировать, надеясь на "автоматизм" в создании феминитивов. (Мандарин и мандаринка, академик и академичка, автор и авторка - равенства не подчёркивают). Привнесение смыслового оттенка и происходит, когда к словам "автор", "дирижёр" и "композитор" приставляют окончание "ка".

Почему же спортсменка, ассистентка и пенсионерка - звучат нейтрально, а дирижёрка и композиторка - со снижением "статуса"? Как и слово "врачка" (если бы оно существовало).

Почему одни феминитивы на "ка" - успешно образуются, - другие несут в себе искажение значения, - а третьи ("врачка") вообще невозможно себе представить?

Без учёта истории невозможно этого понять. Очевидно, что феминитив к "спортсмену" давно образовался и закрепился, а вот феминитив к "дирижёру", "режиссёру", "фотографу", "философу"- возникает только сейчас, - да и то с проблемами в языковой адаптации. В чём специфика нового запроса на феминитивы?

Ясно, что язык отражал социальную реальность, в которой спортсмен и спортсменка - были частью социальной картины. Но композитор, дирижёр, режиссёр и фотограф - были изначально "мужскими" занятиями, потому и закрепилась форма мужского рода. В случае понятных социальных перемен, язык "догонял" реальность, - но не введением феминитивов к тардиционным словам, а приданием лексике ("академик", "композитор" и "фотограф") - универсального гендерного значения.

Язык отражал идеи равенства, активный приход женщин в науку и прочие сферы - не введением дополнительных названий, а "размыванием" мужского гендерного значения. Это и стало (на многие годы) языковым трендом для множества слов, в число которых входит и "автор" (она автор, она композитор, она фотограф, она дирижёр или доктор наук). Замечу, что даже в годы советской ломки языка, радикальных экспериментов и агрессивного социального давления на язык, - феминитивов вроде "авторки" и "дирижёрки" - не возникло. А слово "товарищ" получило "общее" гендерное звучание, потеряв феминитив "товарка". (Товарищ Коллонтай, комиссар Петрова. Но не "комиссарка Петрова"),

Как я понимаю, это свойственно советскому периоду, где идея равенства, скорее, выражалась в размывании гендера, а не в запросе на феминитивы. "Врач" и "автор", "композитор" и "фотограф" - пережили советский период - на базе представлений о достаточности и удобстве "общего гендера" для многих слов.

До сих пор язык успешно гармонировал с идеей гендерного равенства, - УЖЕ найдя в себе языковые формы адаптации к социальной реальности. Если бы не "взрывной" спрос на феминитивы - не языкового, а идеологического порядка.

Сам язык УЖЕ (повторюсь) адаптировал в своём материале идеи гендерного равенства - как только равенство вошло в быт. Язык УЖЕ отреагировал на это, - так что сегодня мы видим вторую волну требований к языку - на ту же тему равенства. Так сказать, по второму кругу.

Нам кажется недостаточным "общий гендер". К фотографу непременно нужно добавить фотографку, к автору - авторку, а к врачу (предположим) врачку. То, что отмирало под напором социальной общности (товарищ - товарка) - стало удивительно востребованным. В новой логике "товарка" должна вернуться в обиход, составив компанию "авторке", "врачке" и "композиторке".

Давайте вернёмся к "сухому остатку" и ещё раз отметим принципиальные вещи, вызвавшие споры в обсуждении.

- Бурный запрос на феминитивы (обычно неологизмы) - отражает социальный запрос феминистского движения (одной из социальных групп) и является идеологическим запросом, - а не запросом языка как таковым. Это - нормально. Общий гендер - уже кажется "дискриминацйионным", хотя язык давно считает общий гендер - достаточным линвистическим инструментом для реализации равенства. Другой вопрос - насколько широко логика феминистского запроса будет учтена логикой самого языка и сможет войти в обиход других социальных групп (языкового большинства). Это покажет только время.

Я не "за" и не "против" лингвистических новаций, - я лишь пытаюсь оценить перспективы этой лексики с точки зрения языкового большинства.

Ещё раз.. Язык уже отреагировал (в истории своего развития) на идеи гендерного равенства - широко используя практику "размытого гендера", - отменяя дискриминацию в своей области. "Автор", "доктор", "врач" - давно являются "общими" названиями, - поэтому феминитивы к словам "общего гендера" кажутся избыточным, экзотичным и неудачным новаторством.

- И самое главное. Феминитивы-неологизмы не дложны противоречить идеям гендерного равенства - ради которых и задумывались. "Авторка", "дирижёрка" и "композиторка" - неудачны не потому, что они феминитивы, - а потому, что (в логике языка) снижают изначальный образ автора, дирижёра и композитора. Это легко "услышать" и проверить, ставя слова в контекст. "Могучий, гениальный и народный композитор" и "могучая, гениальная, народная композиторка" - никакого равенства не демонстрируют. А подрывают его. Как и в словах: "докторка наук", "членка академии", "философка" или "заслуженная врачка".

- Кто такой гениальный автор - мы прекрасно знаем. У "автора" - общий гендер. А вот кто такая "гениальная авторка" - представить трудно. Не зря Цветаева требовала называть себя поэтом; человеку с эстетическим слухом сведение "Духа" к гендеру, природы человека - к его половым признакам - казалось профанацией того, чем она занималась. Цветаева не была противником гендерного равенства, - но ей было достаточно той человеческой ОБЩНОСТИ, которая звучала в словах "автор" и "поэт". Никаких дополнительных ссылок на "женскость" - её авторское дело не требовало.

- Ещё раз. Никто не против феминитивов (и групповой запрос на них очевиден). Но феминитивы должны быть удачными - и не подрывать образ равенства, который призваны выражать. (Автор и авторка, философ и философка - равенства не демонстрируют, а рисуют "сниженный" образ).

- Приживутся ли неудачные и избыточные для языка (на мой взгляд) феминитивы вроде "авторки" - время покажет. Но хочу ещё раз сказать. Я никогда не назову Ахматову и Цветаеву "авторками" - не только потому, что уменьшительное "-ка" звучит унизительно для художника глобального уровня. Но и потому что гендер автора - не является (в моём представлении) принципиальным "конструктом" их гениальности. Гений для меня (да и художник) никогда не "заперт" в собственном теле или гендере. Он всегда больше гендера - как мужского, так и женского.

И в этом - глобальном, философском, - смысле "авторка" звучит для гения унизительно. Незавимсимо от пола. Мужчина-гений (врач, инженер, поэт, музыкант) так же мало зависим от гендера, как женщина. Я бы предпочёл ориентироваться на само-название художника, а не на его гендерный образ, возникающий в одной из социальных групп - при всём к ней уважении.

Да, конечно, "авторка статей" в гендерном журнале или "авторка" "женской прозы" - имеет право настаивать на этом имени. Но великие художники останутся для меня только авторами - не потому, что они "мужчины", а потому что природа творчества и природа гениальности - вне гендера. Гениальность - как и осетрина, - не бывает (той или иной) "гендерной свежести", - она всегда одна.

Цветаевой и Блоку - нечего делить на гедерном "поле", у них общий гендер - Поэт. И этого достаточно.

https://parniplus.com/lgbt-movement/grammatika-feminizma/
фото

Вперёд, в 30-е..

онан 1.jpg.. онан 2.jpg


Кроме понятной анекдотичности идеи Онищенко, есть и серьёзная часть темы. Не случайно на обложке двух изданий - 1927 год. (В пору отмечать 90-летие государственной борьбы с "онанизмом"). В 1934 году будет введена статья за "мужеложство" и сексуальная жизнь советских граждан перестанет быть их частным делом. Прямо со школы.

Как только власть начинает бороться с сексуальностью и требовать контроля за интимом, жди политических репрессий. Эти вещи всегда идут в связке. Так что Онищенко - в путинском "тренде".

Вызывая у подростков чувство вины по причине их естественной сексуальности, власть (государство, семья) получает дополнительные рычаги влияния на "бунтарскую" молодёжь (чем режим и озабочен последние годы).

То, чем занята полиция, "э-шники", участковые, омон и прочие структуры подавления в отношение молодёжи, - депутат Онищенко предлагает делать в близкой ему "медицинской" области, с опорой на "опыт" 30-х годов.

От "бесед о вреде" - к "профилактике" и "лечению заболевания".. А там и до лечения "вредных" ориентаций рукой подать.

Претензии режима на частное пространство человека - является (по сути) претензией на распоряжение его телом, - что в военные годы грозит молодым "телам" большой неприятностью.

Надежды на родительский контроль и слежку за подростком, конечно же, достаточно нелепы. Ещё И.С.Кон внушал советским взрослым, что контроль за сексуальностью ребёнка - это миф. Доверие - единственный инструмент влияния. Но именно по доверию и бьёт идея внутри-семейной "слежки". Кремлю удобнее иметь враждующих "отцов и детей" (запрещающих, "стучащих" и приглядывающих).

Идея секс-запретов - всего лишь часть бредовой веры, что закручивание гаек является спасением от бед.
Допустим, вам не нравится "добрачный" "беспорядочный" секс, - но вы готовы запретить и мастурбацию как альтернативу этому поведению.

У бреда, как ни странно, своя логика. Она - в контроле. Церковный надзор за сексуальностью веками был тотальной формой обще-полицейского надзора.

Так что грех не применить "старинные рецепты", если "скрепы" трещат по швам.