жонглёр

alex journal

сентябрь

Вдогонку году.

Если бы не бессонница, то вряд ли бы руки дошли до “итогов года”. ) Но хотя бы в двух словах попробую назвать десять памятных событий в произвольном порядке.

1. Благодаря Лёше Сергееву (это была общая идея, с моим виртуальным участием) постоял в воображении у памятника геям, жертвам нацизма в Берлине и положил (руками френда) небольшой букет у бетонного окна, - где кинокадры с "вечным поцелуем". Давно хотел это сделать: оставить записку, цветы положить, – и спасибо Лёше за такое воплощение.

2. ЕСПЧ прислал уведомление о том, что жалоба на задержание 2018 года будет коммуницирована. Если удастся дожить до суда, то существуют шансы повозить “фейсом" об "тейбл” тульских судей за хамский приговор – и не только мне. (Отдельный привет г-же Свинцовой в чёрном мешке). Без Алексея Власова иска в Европейский суд не существовало бы, поэтому спасибо! Остался пустяк – дожить до победы. )

3. Небольшой предмет для гордости: я тоже “финансирую Навального”. В прошлом году не стал обращаться в его фонд за помощью в выплате штрафа (10 тыс), хотя были все возможности. Сэкономил добрым людям небольшую сумму для покупки техники. ) Бодяга с выплатой штрафа стоила нервов. А игра в кошки-мышки с приставом Суковатцевой добавила бессонниц. Пару месяцев всё же удавалось мгновенно перекидывать зарплату с дисконтной карты на кредитную (где деньги становились собственностью банка и списанию не подлежали). В итоге “сука ватная”, конечно, победила, )) но я сделал всё что мог - и по доброй воле ни копейки им не заплатил.

4 Оформил загранпаспорт. Осталось понять – зачем я это сделал.

5. Самое болезненное действие. Удаление из френдов нескольких активистов, сторонников “пи*ор – стратегии” (Кир Фёдоров и пр.) Тот случай, когда принципы перевесили личную симпатию. Но по-другому я просто не мог, это вопрос самоуважения. Возможно, для кого-то это “всего лишь одна из стратегий”, а для меня – стокгольмский синдром в чистом виде.

6. Самое сомнительное действие года: наезды на девочку Грету (при всей к ней симпатии). )) Возможно, я об этом пожалею, но до сих пор считаю, что “дети-гуру” в политике – это порочный принцип. Во-первых, хотелось бы видеть “вождя”, как минимум, со школьным аттестатом. А во-вторых, меня пугает взрослый мир, который прикрывается детьми. Этот принцип не должен стать универсальным. Иначе дети-путинисты, дети-сталинисты, дети оппозиции, дети-росгвардейцы “возглавят” взрослые движения, фронты и забастовки (или их разгоны). И мало не покажется. (Пламенный привет Саманте Смит).

7. Год прошёл под знаком расставаний. После долгих проволочек расстался с б/ф, с которым знаком лет двадцать. С “крымского” года рвать отношения, конечно, приходилось, но это были секс-знакомства, о которых не стоит жалеть. Другое дело, близкий человек, чьи “закидоны”, игры в “постмодерн” долго игнорируешь, не замечая детского имперства (хотя, оно тупое, а не детское). Не придаёшь значения играм в “сексуальное подполье”, пока не устаёшь от этого театра.

Бисексуалам часто свойственно видеть в гей-связи "одну из возможностей”, поскольку прав у них никто не отбирал. Нежелание понять, что есть ещё самоуважение, равенство, открытость, - наконец, начинает бесить. Да и отношение к насилию, как к клюквенному соку, ставит логичную точку .

8. Главным ощущением прошлого года я бы назвал освобождение. От старых связей, висящих над душой, от угасающих привязанностей, теряющих смысл. От воспоминаний, которых ты не можешь изменить. Но это не “сброс балласта” ради рывка, – скорее, это режим экономии. Можно назвать это возрастом, избавлением от зависимостей - в силу того, что не нужно нравиться, нервничать у зеркала, не нужно строить планов на “вечер пятницы”. К этой реальности надо привыкнуть, но это “новый воздух” и твой новый горизонт.

Среди новых ощущений я бы вспомнил эпизод из “Комнаты Джованни”. Быть “невидимым” – странный опыт, когда ты замечаешь идущих навстречу парней, а они тебя нет. Выгоды этой новации станут понятны со временем. А пока наслаждаюсь процессом, растворяясь в воздухе, как Чеширский кот, потому что страшно вспомнить сколько времени убито на то, чтобы нравиться миру (парням, друзьям, семье и тем, в кого влюблялся). Возвращение к себе и опыт “отдельности” – понятный и “геевский” опыт, который не должен пугать. И он не пугает.

9. Встреча с парнем этим летом (длинное слово: развиртуализация) тоже была событием. Вряд ли он меня читает, поэтому добавлю пару слов. Вообще, секс бывает проходным, “дежурным” или ярким, рутинным или нет. Но всегда есть второй план, который важнее первого "Качество" секса - очень условная вещь: иногда прикосновение стоит долгой связи. Бывают значимые встречи, где “ничего не происходит”, но долго помнятся последствия. Это как раз тот случай, когда видишь идеально подходящего парня, который (впрочем) “замужем” и вы живёте на разных планетах. Но может быть, это и к лучшему..

10. Наконец, это был год надежды. После полной глухомани и тоски “крымского” периода – вдруг ты видишь столько новых лиц прекрасной “школоты” и молодых идеалистов, которых не пугают автозаки, трудности с учёбой, угрозы фсб и университетского начальства. И это полностью меняет чувство жизни.

Когда-то двадцать-тридцать человек выходили на Тверскую, переполненную ненавистью, с радужными флагами в полной изоляции, а сегодня для поколения Жукова однополые браки в России – банальность. Мы не заметили, как выросло другое поколение, – но я никак не ожидал, что путинский застой и опыт мракобесия – могут дать такие результаты.

Главное, что этот сдвиг не-отменим, потому что дело в смене поколений. Остальное – вопрос времени. )
сентябрь

Зимний день

Грустный новый год. Позавчера нападал снег, но настроения не прибавил. На улице в клетках точат ряды упакованных ёлок, словно арестанты за забором. Но кажется, никто их не берёт. Ушло ощущение чуда, возможно, вместе с возрастом.

Когда-то мы спешили на ёлочный базар, толкались в озабоченной толпе, выбирая замороженное деревце, небольшое и растрёпанное, которое обычно было неказистым, но ты чувствовал, что оно соразмерно тебе. “Усыновленной” ёлке предстояло расцвести и умереть у тебя в квартире. Наверное, так выбирают котят и щенков, – с чувством схожести и тайного родства.

Потом мы везли эту ёлку в трамвае и по пути домой она махала ветками в такт шагам. Живое существо, на короткий миг ставшее картинкой нашей жизни и её ролевой моделью. Наверное, поэтому мы давали ёлке умереть и я долго не хотел выносить её с балкона, где сухие рёбра веток заметало снегом.

Выбросить живое и зелёное – было просто невозможно. Одинокие, зелёные фигурки, брошенные к стенам за ненужностью, всегда вызывали жалость. А весной ржавые горки хвои с балкона заметались веником в совок. Это было циклом чьей-то жизни; не моей (пока что), но понятной, печальной метафорой.

Ощущение живых и странных отношений с этим хвойным деревцем, с новогодним праздником, со снегом за окном, с надеждами на жизнь – постепенно уходили, растворялись в прозе жизни.

Всё оказалось прозаичней (страна – не исключение). Заменители прежнего чуда кажутся чужими и, скорее, раздражают. Слишком много “дешёвого” света, потешные гирлянды бьют в глаза, но ничего не означают. Нелепые диодные олени, торчащие в снегу, огни, бегущие по кругу…

Живые циклы жизни покинули эти края, осталась бутафория, – всё более крикливая и пошлая.

Я совсем не люблю эти дни – с выставкой сияющих “чудес”. Стараюсь проскочить трансляцию курантов. Наверное, ближе к двенадцати достану бутылку шампанского, зажгу пару свечей на столе, проведу рукой по еловой ветке (ёлок я давно не наряжаю), посмотрю на фото над столом (с тающими бликами на стёклах) и открою балконную дверь, за которой – снегопад.

Говорят, что год “надо впустить” – в себя и в собственную жизнь. А может быть, в страну, где “новое” давно не ночевало. Вряд ли поможет, но всё же открою.

Снегопад – единственное чудо, которое пока ещё со мной. Который ощущаешь как “живое”, вроде таинственной ели в углу – в свои двенадцать и семнадцать..
сентябрь

Накануне

Зашёл в "SPAR" за бутылкой шампанского. К сожалению, любимой фирмы "Рисп" не видно много лет, поэтому решил выбрать наугад. Побродил вдоль полок, но так и не решился купить привычное "Советское" полусладкое, хотя его и искал.

На бутылке, у фольги, торчит эта гнусная цифра: "1937".

Понятия не имею, к каким медалям она привязана на этикетке. Что и говорить, прекрасный повод для веселья. Прямо из застолья - в воронок (по нынешним дням - не абстракция).

Интересно, о чём думал производитель, лепя на шампанское метку арестной эпохи? Ирония постмодерна? Или тупость винодела в чистом виде? Прекрасно, кстати, подошло бы к открытию бюста "вождя".

Стало противно. Поэтому купил невнятное "Абрау-Дюрсо" с орлом на этикетке. "Русское шампанское" (что бы это ни значило), "1870".. Всё же, революция в Париже, снесена Вандомская колонна - милитаристский, имперский символ.. И родился Александр Бенуа. Надеюсь, что не пожалею... )

А пока бродил по магазину, - жалел рисковое студенчество, которое по снегу умудряется бродить с голыми ногами. )) Нас когда-то учили обратному: "ноги в тепле, голова на холоде". У этих всё наоборот.

Брюсов снова актуален: "О, закрой свои бледные ноги". )

https://www.facebook.com/alexandr.hotz/posts/1605599549579718


сентябрь

Осень патриархата

carvalho_preacherdude-39__jpg_900x2000_q85.jpg

Международный день секса 30 ноября отмечается прогрессивным человечеством с 2007 года. С праздником! :)

Как напоминает календарь, родом он из Амстердама, а значит далёк от "духовных традиций" и "скреп" (миссионерских поз и целибата) - и наоборот, "чествует" сексуальное разнообразие, "пропагандирует" богатство сексуальных возможностей, включая гей- би- транс- и прочий интим. )

Появление такого дня на рубеже веков не должно вызывать удивление. Сексуальность человечества давно эмансипировалсь от репродуктивной функции и перестала быть средством пополнения популяции.

В общем-то, люди всегда это знали, - потому и занимались сексом не три-четыре раза в жизни, стремясь завести детей, а с ранней юности до глубокой старости (в браке и вне брака). Хотя любая из религий подтвердит, что секс вне "детородных" устремлений - смертный грех.

Но поскольку человечество рассталось с "руководящей и направляющей ролью" христианства совсем недавно, то и признание ценности секса (как части человеческой культуры) - произошло на нашей памяти.

Самое любопытное в сексуальности - это её универсальный характер, который охватывает культуру, личность, самовыражение, любовь, политику, семью, медицину, педагогику и проч.

Секс (как и Дух) - "дышит где хочет". А где не хочет - там не дышит (сколько бы его ни вызывали заклинаниями и таблетками).

Мне кажутся важными два аспекта сексуальности, о которых стОит сказать. Сейчас стоИт огромная задача будущей Культуры - сформулировать основы Новой этики, которая веками была религиозной.

Пост-христианский мир - это мир светский и гуманистический, основанный на научном знании, поэтому сейчас мы минуем самый интересный период выбора пути. Никого не удивляет секс до брака, однополый секс, полиаморная связь - и так далее. Всё это - лишь часть новой Этики в её гуманистическом, пост-религиозном формате. И это - лишь начало пути.

Гомосексуальность (например) перестала быть "диагнозом", а стала вариантом нормы (как и бисексуальность) лишь с развитием медицины и уходом религиозных представлений. В каком-то смысле мир сегодня - на пути возвращения к Эллинизму, завершив огромный виток развития.

Сексуальность снова - часть культуры, а не средство "воспроизводства поголовья" в обществах, озабоченных выживанием в эпоху войн, миграций, эпидемий, смертности, потребности в массовых армиях и пр.

Христианская эпоха закрепляла в религиозных формах актуальность выживания популяции в критических условиях.
А значит, "растрата" мужского семени в однополых контактах, секс вне деторождения и подростковый секс - были под церковным (сакральным) запретом, хотя всегда существовало то, что запрещалось.

Пример библейского Онана, "истреблённого" богом-Отцом за нежелание "кончать" во вдову покойного брата, - никого не убеждал. И миллионы христианских подростков веками терзались чувством вины, считая себя "смертными грешниками" (Апостол Павел был суров: Новый завет относит мастурбацию к "смертным грехам").

То же самое с однополой любовью. Общество ценило мужчин-производителей, но не мужчину-любовника. Репродукция для общества была важнее личности - с её тайным, интимным, любовным миром.

Чувства индивида стояли ниже задачи воспроизводства. Поскольку государство могло использовать детей - в своих интересах. А любовные чувства мужчин друг к другу - были бесполезными для власти, да и "вредными", поскольку "угрожали" (так считалось) силой "дурного примера".

Гей (в глазах власти) "приватизировал" сексуальность и любовь, отнимал у государства "плоды" сексуального союза, - и этим бросал вызов государству, считая интим - исключительно личным делом.

Бог, разумеется, карал библейского Онана - не столько за растрату ценного "био-материала", но (в первую очередь) поскольку тот считал индивидуальную и личную любовь - главной ценностью в жизни. Герой настаивал, что сексуальность - его личное дело. В которое Творцу лучше не соваться.

Эмансипацию сексуальности и индивидуальной любви (как отдельной ценности) мы наблюдаем ещё в Ветхом Завете. Добросовестный древний хронограф записывал то, что видел в жизни.

Люди жили чувствами Любви, независимо от гендера, семьи и церковных табу.

Именно поэтому влюблённый в Давида Ионафан ссылается на "семя" вне "женской парадигмы": "Да будет (клятва) между мною и тобою, между семенем моим и семенем твоим" ("Любовь твоя была для меня превыше любви женской"). (1-я Царств, 20;42. 2-я Царств, 1;26).

Любовь и сексуальность (вопреки библейскому концепту) - выходили из-под гнёта социальной целесообразности - деторождения и семейной организации.

Они обретали самостоятельное значение, бывшее "бунтом" не только против Библии, но и против религиозной картины мира в целом. Потому что любое телесное удовольствие - глубоко враждебно анти-сексуальной религиозной философии. (Презрение к "телесному низу" - органическая часть любой религии).

Геи со своей "беззаконной любовью" - становились "пионерами" секс-эмансипации. Поскольку они первые пытались "нормализовать" сексуальность и вне-брачную любовь. (Их связь была дважды "греховной" - однополой и вне-брачной).

Это был передовой "гей-отряд" борьбы с христианскими семейными табу, - который доказывал нормальность не только любви двух мужчин, - но и любви в принципе: вне брака, до брака, в "полиаморных" сочетаниях и форматах.
Геи "пробивали" дорогу сотням и тысячам женщин вроде классической Анны Карениной, которые платили жизнью за право на любовь, отдельную от брака.

Оскар Уайльд и Алан Тьюринг - платили за то же самое, пытаясь доказать, что имеют право на любовь - отдельную от государства и социальной целесообразности.

Прошло немало столетий, прежде чем простые истины стали банальной нормой. Прежде чем людей перестали убивать за личный выбор и право кого-то любить. (От библейского Онана - до какой-нибудь девочки в Иерусалиме, зарезанной на гей-параде читателем Библии).

Жертвы и убийства во имя "божественной истины" - ещё впереди, не сомневайтесь.

Поэтому в Международный день секса - я бы не был слишком легкомысленным. За право свободно любить человечество заплатило страшную цену. Веками идя к этой цели. И увы, пока продолжает это делать, вешая мальчиков-геев в Иране или убивая их в Чечне.

И всё-так, с праздником! Потому что "жизнь невозможно повернуть назад, и время ни на миг не остановишь".. )
сентябрь

Бог из машины. )



Забежал вечером в "Спар", где, оказывается, строгости с отпуском спиртного: ровно до десяти, минута в минуту. Так что мужская часть очереди нервно поглядывает на часы. )

За мной стоит парень с четырьмя банками пива и трогает меня за рукав: "Можно я вперёд, а то не успею?". Он ещё спрашивает... Пропускаю его вперёд, и рука тянется к смартфону.

Гонец за пивом, - для компании, - практически в мороз и с голыми лодыжками. )) О чём они только думают своими головами (симпатичными) без шапок?

Хотя, может быть, это и "бог из машины".. )
сентябрь

День календаря



Хорошо помню этот флажок с жёлтым древком, мне сшили его дома из красного сатина. Так я мог чувствовать себя участником важного события.

Женская колонна педучилища, где работала мама, весело галдела; девицы с шарами, флагами и портретами членов политбюро перебегали радостными волнами от перекрёстка к перекрёстку. Здесь колонны притормаживали ход – по специальному маршруту, чтобы выйти шумной массой (под речёвки и музыку с неба) к трибуне возле памятника Ленину.

Грузовики, стоящие вплотную, перекрывали соседние улицы, напоминая о “режимности” нашего похода. Попытки раньше улизнуть , проскочив под кузовами, пресекались постовыми.

Да я и не стремился. Важно было пройти у главной трибуны, где стояли люди в пыжиковых шапках, генералы в папахах и неизвестный мне “первый секретарь”, которые махали нам руками. Так было и в Москве, на мавзолее, где рукой махал Леонид Ильич, совсем ещё бодрый и с ямочками на щеках.

“Да здравствует славная годовщина великой октябрьской социалистической революции! (взлетал над нами женский голос) Урр-ра, товарищи!” – “У-р-ааа…!” – радостно отвечали колонны и махали флажками, шарами и бумажными гвоздиками.

В конце пути, на смежной улице, нас ждал грузовик с открытым бортом, куда грузились флаги и портреты. Я же тщательно сворачивал свой персональный стяг, чтобы дома прикрутить его к перилам на балконе. На фоне серенького неба он поигрывал волнами на ветру.

Это было частью ритуала, который тем и замечателен, что ускользало содержание, а форма становилась смыслом события.

Мы не были в семье фанатами идейности (мама была беспартийной, к тому же – дочь “врага народа”), но Октябрь и Первомай были частью быта, точнее, общежития, – условным подтверждением согласия с порядком нашей жизни.

В институте демонстрации прибавили в веселье, поскольку ты шагал с чудесными парнями, в которых был влюблён. У “красных дней календаря” мотивация была разнообразной - и не обязательно “партийной”. Ты просто шёл в кругу друзей, которые являлись частью твоей жизни, – и этот строй вещей тебя вполне устраивал.

Цинизм настигал постепенно; наблюдая за рабочими колоннами, фляжками в карманах мужиков, красными носами, клочками гвоздик на земле, пьяным ржанием в толпах пролетариев, – ты чувствовал себя чужим на этом “пастбище”. Да и сами “пастухи”, еле говорящие с трибун, были чем-то посторонним.

Вспоминая эти праздничные опыты, я думаю, что не был большим рационалистом в оценке советской жизни (да и откуда было взяться информации для критики?) Но интуитивно отличал “своё” от “чужого” – поверх идеологий и рациональности.

Моя семья счастливо прошла между церковностью и партийностью, сохраняя верность бабушкам и дедушкам Серебряного века. Этот гуманизм оказался, на мой взгляд, самым верным выбором.

Это был тот пласт советской жизни (наследие “оттепели”), где понятия порядочности, честности, добра, взаимопомощи и дружбы многое значили. В этой странной “прослойке” (под именем "интеллигенции") сохранялись гуманные ценности, далёкие от большевистских идей. Скорее, это был оазис “недобитой” русской классики, классической культуры, которая и стала родиной.

Но долго жить в "гражданском браке" они не могли: тоталитарность и культура пересеклись в короткую эпоху “романтизма”, но 60-е (пора моих прогулок с флагом) были обречены на тоску 70-х и агонию 80-х.

Странно понимать, что я застал развал одной страны. И видимо, уйду в процессе развала другой. Страны – разные, а карма – одна. И у этой кармы есть название: империя.
сентябрь

Страдания по "великому и могучему".

Хочется дописать пару слов к дискуссии о "клоачности" русского языка. Бедный Гасан Гусейнов вынужден оправдываться перед "МК" (!), всерьёз доказывая, что человек с его фамилией имеет право судить о предмете. (Как он согласился общаться с медийной "клоакой" - загадка века).

Было много сказано, что язык - живой организм и саморегулирующаяся система, которую сложно заставить отвечать идеологическим нормативам. Эта стихия (как и мат) догмам не подчиняется. Но есть в языковом вопросе и "геополитический" аспект.

Мы иногда забываем, что "Евгений Онегин" и "Война и мир" начинаются по-французски (эпиграф - часть произведения).

Пушкин, как всегда, дал универсальную формулу: "Винюсь пред вами, Что уж и так мой бедный слог Пестреть гораздо б меньше мог иноплеменными словами. Но панталоны, фрак, жилет - всех этих слов на русском нет". Иначе говоря, "жилет" проникает в язык не столько с появлением предмета, но с самой потребностью следовать западной моде.

Проблема "иноплеменных" заимствований и "англицизмов" - это не проблема языка, а вопрос исторической вторичности российской цивилизации.

Вместе с новыми предметами с Запада приходят и понятия, ценности, целые общественные институты. Язык отражает "догоняющую" роль России, которая из-за своей полит-экономической неэффективности обречена перенимать западные новации.

В конце-концов, президент, парламент, конституция, "права человека" - это заимствования (кальки с английского) в чистом виде. Не меньше, чем "айфон", "компьютер", "чип", "ноутбук", "лоукостер", "лофт" или "сиквел", "триллер", "шоу" и так далее.

Язык лишь фиксирует неполноценность (не-самодостаточность) российской цивилизации в целом, которая веками существует в виде "приложения" к Западному цивилизационному процессу. (Даже марксизм у нас "калька". Что уж говорить об эпохе гаджетов и компьютеров).

От Петра до Хрущёва и Путина - мы вечно в роли "догоняющих", в попытке воспроизвести глубинные условия развития западного типа. (Где наши ноутбуки, смартфоны и суверенные Рунеты?) Хрущёв пытался "догнать и перегнать" по линии марксизма-коммунизма, Путин - по линии "развитого капитализма" (в погоне за Португалией)..

Но общая проблема "догоняющей цивилизации" - в том, что имперское тело России не способно интегрировать свободу в инструментарий экономического развития.

Свобода, которая является ключом западного прогресса, - органически враждебна имперской природе режима. Любая попытка свободы "взрывает" имперскую суть системы (с полным развалом конструкции - по типу СССР).

Поэтому Россия способна имитировать западные институты и ценности (чем она веками занимается), но не способна воспроизвести условия западного прогресса (от технологий до институтов).

Выкинув свободу из набора инструментов, вы способны только строить декорации развития и плодить симулякры.

Карма Российской империи - в имитационном следовании Западу, который она вечно "догоняет", - а на практике "тырит" оттуда всё, что может, - товары, модели, понятия, моды, слова, институции - но это остаётся глобальной декорацией. ("Выборы", "парламент", "президент" и "конституция" в России - не дадут соврать).

Языковые влияния надо воспринимать в этом широком контексте. Чем более зависим российский быт от Запада, чем больше мы потребляем западных технологий, фильмов, товаров и туров в Европу, - тем более язык насыщен "англицизмами".

Поэтому довольно смешно видеть жалобы Дмитрия Быкова на "предательство" россиянами "высоких образцов" русской речи, - вспоминая оценки "совка" и советского "модернизационного проекта", который любит расхваливать Быков. Что сотворил "совок" 20-30-х с прежней "классикой" - все прекрасно помнят.

Как только "русский мир" замыкается от Запада и начинает вариться в собственном имперском соку, - мы получаем языковую стихию героев Зощенко и товарища Присыпкина из пьесы Маяковского. ("Кто на ком стоял, простите?" - спрашивал проф. Преображенский).

Но с открытыми границами - мы (культурный слой) набиваем язык французской речью (как в 19 веке) или англицизмами - как в эпоху сдохшего "совка". Это всё же лучше, чем советский "абырвалг" эпохи изоляции.

Что будет дальше с русским языком - вопрос не к лингвистам, а к политикам. У путинской империи - печальная судьба дальнейшего развала (мы как раз застряли в точке полу-распада).

Почему-то я не сомневаюсь, что насыщение речи англицизмами и "англовизация" общения будет нарастать, - по мере усиления западного вектора надежд и "народных чаяний". Не исключено, что "продвинутая" часть общества просто перейдёт на английский, поскольку космополитизм станет нормой жизни.

К сожалению, думаю, что судьба русского языка (как живого явления) слишком связана с судьбой имперского целого. Имперские нападки на лингвиста Гусейнова - подтверждают эту печальную зависимость. О "чистоте" радеют те, кто как раз и привёл к уходу языка из зоны бывшего имперского влияния. К его вытеснению.

Церковь когда-то рухнула вместе с монархией. У языка могут быть те же проблемы.

Из Украины, Грузии, Прибалтики язык уже "попёрли". А что случится с языком в годы полноценного имперского коллапса (говоря по-русски "пи**еца") одному богу известно.

Едва ли я оптимист.
сентябрь

Параллели



Смотрю я на это первомайское фото 1926 года и думаю - сколько здесь символики.

Как не было в те годы "технико-экономической независимости СССР", так её и нет (включая испарившийся СССР). Были закупаемые западные электростанции, заводы и прокатные станы. Сегодня - турбины, технологии, смартфоны, ноутбуки, чипы, софты и бытовая техника.

Зато строить из картона и дерева мега-подшипники в лампочках, ходить строем и имитировать "мировое лидерство" мы умели и тогда. И "ударники" у нас до сих пор в почёте, потому что мотивация "борьбы" до сих пор важнее "просто жизни" и нормальных экономических интересов.

Со дня этого снимка мало что изменилось. Та же показуха, гигантизм, система имитаций, политическое бахвальство и хроническая отсталость - под покровом мнимого "прогресса".

Фото (как и строй) - имитирует динамику, полёт и устремление вперёд, - но на самом деле - мы валимся всё ниже, теряя баланс и устойчивость.

Не полёт, а падение (автор вряд ли понимал, как точен его взгляд).

Естественный вопрос, выстраданный временем: зачем нам эта "независимость" от мира, - если под эту пластинку истребляют и преследуют людей? (от СССР до путинской РФ).

Лучше бы поменьше "независимости" и побольше человечности.

Хотя, нет, что-то всё-таки изменилось.. На член Аполлона (который на квадриге) нацепили фиговый лист. Тоже - символично. Вспомнили о "боге" и "морали". Но вряд ли это нам поможет.

Если вы плюёте на людей, то не ждите, что прикрытый пенис Аполлона вас спасёт от "гибели богов"...