January 4th, 2007

2021

"Весёленькие" похороны

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


«Веселенькие» похороны 

 

По правде говоря, я страшно не люблю похорон. Особенно чужих. Но однажды, к своему стыду, мне пришлось отпра­виться на похороны из чисто корыстных соображений.

Звонок от пресс-секретаря Чубайса раздался 23 февраля 2000 года:

 

— Ты хочешь поехать с нами в Санкт-Петербург хоро­нить Собчака? Мы завтра летим на своем самолете и можем тебя взять с собой.

 

При всем моем уважении к Анатолию Собчаку хоронить я его совершенно не хотела. Тем более что на улице стоял двадцатиградусный мороз.

 

Но Родина (а точнее - моя редакция) сказала: «Надо!» Причем - не ради прощания с покойным Собчаком, а для общения с живым Чубайсом.

 

На мое счастье, в Питер на самолете Чубайса летел еще и Борис Немцов, с которым мы живем по соседству (я на Пуш­ке - он на Маяковке). Галантный как всегда Борис Ефимо­вич немедленно предложил за мной заехать, но, чтобы не гонять его лишний раз, я обещала подъехать к его дому. 

 

Collapse )
2021

Гражданин кантона Ури

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


Гражданин кантона Ури

 

Удивительно, но иногда даже в супермаркетах можно случайно найти штучный, эксклюзивный товар. Именно так в супермаркете поселка Жуковка на Рублевке весной 2000 года я совершенно случайно обнаружила самый экстравагантный кремлевский экземпляр – заместителя главы администрации президента Владислава Юрьевича Суркова, покупавшего себе там сосиски. 

 

Collapse )
2021

Верните Феликса...

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001

«Верните Феликса, только потом не пищите!»

 

Просто злой рок какой-то! У меня еще не было ни одного интервью, которое бы обошлось без приключений! Даже если это интервью было придумано мной просто со скуки. Так случилось и в декабре 1998 года. Кремлевская адми­нистрация находилась в анабиозе, президент Ельцин – в лучшие дни в спячке, в худшие — в больнице. Чиновники тоже попрятались в норки до весны.

 

Единственной, хронической, новостью в стране был Примаков. Но нельзя же, право слово, писать о престаре­лом разведчике каждый день! Ну закрутил он гайки в работе правительства со СМИ. Ну закрутил гайки на телевидении, чтоб ему приятней было на себя смотреть. Ну пообещал че­рез свою прокуратуру открутить голову Березовскому. Но больше-то откручивать и закручивать оказалось нечего, а де­лать, кроме этого, он, как выяснилось, ничего и не умел.

В общем, в столице ударили краткосрочные информа­ционные заморозки.

 

Нужно было чем-то срочно разогреваться. Идеальным горячим блюдом для такой ситуации казалось интервью. И вот я, сидя в своем огромном, холодном и тоскливом каби­нете в «Известиях», и начала тиражировать факсы по всем официальным адресам с одним и тем же текстом: «Просьба дать интервью на такую-то и такую-то (в смысле, хоть на какую-нибудь!) тему, заранее благодарны...»

 

Я чувствовала себя точно как мошенник, рассылающий миллион «Писем счастья» с просьбой к адресатам вложить в конверт десять рублей, в надежде, что хоть какой-нибудь лопух да клюнет!

На мое удивление, клюнули сразу двое. Причем, по за­кону подлости — то пусто, а то вдруг густо: оба они умудри­лись назначить мне интервью на один и тот же день. К двум часам я должна была ехать к Немцову на Старую площадь (в тот период разжалованный со всех правительственных постов Немцов, по его собственному определению, рабо­тал «заместителем Ельцина», в смысле, зампредом комис­сии по местному самоуправлению, председателем которой был Ельцин).

 

А к четырем часам дня меня ждал директор ФСБ Путин. 

 

Collapse )
2021

Как Путин кормил меня суши

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


Как Путин кормил меня суши

 

Итак, в конце декабря 1998 года я отправилась на «свида­ние» с Путиным. Выйдя из здания «Известий», я обнаружи­ла, что, конечно же, по своему обыкновению, опаздываю минут на десять (как впоследствии выяснилось, патологи­ческая страсть к опозданиям - это практически единствен­ное, что у нас есть с Путиным общего).

 

Но в этот момент меня гораздо больше тревожила мысль не о времени, а.. о деньгах. По дурацкой привычке я никог­да не позволяю ньюсмейкерам платить за меня в рестора­нах. А тут еще речь шла о главном чекисте страны. И я все­рьез подумывала о том, чтобы понта ради расплатиться и за него тоже. Я быстренько прикинула, во сколько может обой­тись обед на двоих в ресторане «Изуми»: наверное, долла­ров в двести... Ни копейки русских денег при себе не оказа­лось, так что надо было срочно искать обменник.

 

Прибитые кризисом банки работали кое-как. По закону подлости, у меня не нашлось даже мелких денег на такси, так что от одного закрытого обменника к другому я ковыля­ла через нечищеные сугробы и гололед.

 

Если кто не знает, - сообщаю: девушкам ходить зи­мой пешком по Москве строго противопоказано. Это до­казал мой правый каблук, с омерзительным хрустом от­ломившийся ровно у третьего обменника. Сердобольный кассир, обменяв мне деньги, выбежал из-за своей стойки и с помощью каких-то подручных средств (кажется, ды­рокола) попытался кое-как присобачить каблук на мес­то. Причем из-за спешки делал он это прямо на мне, так что я в тот момент прекрасно поняла, что чувствует ло­шадь, когда ее пытаются подковать. Но все муки оказа­лись напрасны.

 

Никакой обувной мастерской поблизости не было. Обув­ного магазина тоже. Я опаздывала уже на двадцать пять ми­нут и решила, что приличней уж все же прискакать на од­ном каблуке, чем не явиться вовсе.

 

Так, опоздав почти на полчаса, я, видимо, подсознатель­но заранее отомстила президенту Путину за будущие муче­ния ожидающих его министров, журналистов и глав госу­дарств.

 

Таксист довез меняло Спиридоновки, и я опознала нуж­ное место по выразительным людям в штатском, пасущим­ся вокруг «Мерседеса» (всего лишь пятисотого).

 

Меня встретил Игорь Сечин, которого я все время, раз за разом упорно принимала за охранника — из-за его харак­терного лица и прически.

 

- Елена Викторовна, Владимир Владимирович — уже внутри, он давно уже вас ждет…

С этими словами будущий кремлевский серый кардинал почтительно пропустил меня внутрь, а сам остался снаружи стоять на карауле. 

 

Collapse )
2021

Мальчишка с понтами

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001

 

МОЙ «ДРУГ» ВОЛОДЯ ПУТИН

 

Мальчишка с понтами

 

Я считаю, что именно мне среди всех российских журнали­стов принадлежит право первооткрывателя Путина. В кон­це мая 97 года я приехала на Старую площадь познакомиться с только что назначенным руководителем Главного конт­рольного управления президента. Я как всегда опоздала, а когда вошла, в скучном сереньком кабинете, насквозь про­пахшем тленом старых цековских документов, за длинным-предлинным столом уже сидели, явно скучая, несколько безликих журналистов.

 

За ними во главе стола был едва за­метен маленький скучный серенький человечек. Он поче­му-то нервно двигал скулами. Моим коллегам было на него явно наплевать, они уныло марали свои блокноты. Первую часть брифинга я даже не пыталась вслушиваться в смысл скучненьких дежурных вопросов и скучнейших на них ответцев, а лишь наблюдала за лицом этого маленького чело­вечка, пытаясь разгадать причину подозрительного диссонанса: циклического нервного передергивания скул и жел­ваков — на фоне бесцветного разговора.

 

В нем явно проис­ходила какая-то внутренняя работа - он то ли боялся како­го-то неприятного вопроса, то ли, наоборот, напряженно ждал, чтобы кто-нибудь этот вопрос задал. При этом, впро­чем, глаза его оставались не просто бесцветными и безуча­стными — они вообще отсутствовали. Было невозможно даже понять, куда именно он смотрит, взгляд его как бы ра­створялся в воздухе, размазывался по лицам окружающих. Этот человек внушал собеседникам ощущение, что его во­обще нет, мастерски сливаясь с цветом собственного каби­нета.

 

Мне казалось, что еще минуту, и загипнотизированные им гости из СМИ попадают со своих мест, как заснувшие мухи с потолка. Дело было в субботу, и это еще более усу­губляло всеобщую томность. Так что вязкий поток идиоти­ческих вопросов о том, намерен ли новый чиновник рабо­тать хорошо, и каковы вообще творческие планы Главного контрольного управления, скоро иссяк сам собой.Тут-то я и решила развлечься. Намеренно спокойным, повествовательным голосом, подражая всем предыдущим вопросам (чтобы не спугнуть человечка раньше времени), я начала спрашивать его о самой болезненной в то время для Кремля проблеме – Приморье.

Причем под прикрытием заунывного тона формулиро­вала я вопросы предельно жестко. 

 

Collapse )
2021

Начало цензуры в Кремле

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / AdMarginem, 2001

Начало цензуры в Кремле

 

Некоторые странности начались уже в конце 1999 года, сра­зу после того как Путин стал премьером. Ни для кого не было секретом, что, несмотря на премьерский статус Пу­тина, его поездки по стране, по сути, являются предвыбор­ными, то есть - «президентскими». Поэтому руководство моей газеты заранее огорчило меня, что теперь, помимо Ельцина, у меня на руках параллельно окажется еще один «клиент».  

 

Collapse )
2021

Кремлёвская пресс-хата

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


Кремлевская пресс-хата

 

Если кто не знает - слово «пресс-хата» на зоне означает спе­циальную систему моральных и физических издевательств, с помощь которых в человеке пытаются сломать волю, «отпрессовать». Так вот лично для меня в 2000 году, после при­хода Путина к власти, кремлевская пресс-служба превра­тилась в настоящую пресс-хату. 

 

Collapse )
2021

Как Путин испортил мне Пасху

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


Как Путин испортил мне Пасху

 

Я не суеверна, но когда весной 2000 года мне сказали, что Пас­ху мне придется справлять вместе с Путиным (ему приспичи­ло съездить в Санкт-Петербург, и оттуда нужно было написать репортаж), я громко выматерилась. Дело в том, что мне сразу же в красках вспомнился старый семейный апокриф.

 

Как-то раз, на Святое Воскресенье, моя мама чуть не пла­ча умоляла папу:

- Ну не езди ты, Витя, сегодня в гараж чинить машину - грех ведь в великий праздник работать, Бог накажет! 

 

Collapse )
2021

Приходько с приборчиком

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / AdMarginem, 2001


Приходько с приборчиком

 

Из достоверных источников, близких к президенту, уже дав­но известно: у каждого кремлевского чиновника аккуратно вживлен в тело один маленький приборчик. Совсем не тот, о котором вы подумали. Я имею в виду индикатор, который моментально улавливает малейшие изменения клима­та в кремлевском застенке.

 

И когда те же самые чиновники, которые в ельцинские времена изо всех сил рядились ко мне в друзья, при Путине, едва уловив этим своим приборчиком запах травли, присое­динялись к общей стае и набрасывались на меня, — надо при­знаться, впечатление они производили довольно тяжелое. 

 

Collapse )
2021

Как Лужкова преследовало имя "Лена"

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / AdMarginem, 2001


Как Лужкова преследовало имя "Лена"

 

Летом 1999 года газета «Коммерсантъ» приняла «политичес­кое» решение: с этого момента кремлевский обозреватель должен был ездить еще и в поездки с Лужковым. И на моих хрупких женских руках в одночасье оказались сразу два «дей­ствующих президента». Причем каждый со своими болячками, в которых я должна была постоянно разбираться.

Историю болезни Ельцина я уже хотя бы давно вызубрила назубок, а про Лужкова, с которым мне пришлось как-то даже лететь в Вену чинить его мениск, я то и дело путала, какая ж нога у него пошаливает — левая или правая?

 

Параллелизм между обоими «президентами» подчерки­вался еще и тем, что Лужков теперь позировал на фоне быв­шего президентского пресс-секретаря Сергея Ястржембского, который, как только оказался в мэрской компании, к мистическому ужасу всех кремлевских журналистов, на­чал постепенно внешне мимикрировать под Лужкова — стал как будто чуть меньше ростом, приобрел характерную мэр-скую мимику, нос картошкой, и даже хихикать стал по-лужковски.

 

 

Collapse )