December 29th, 2007

2021

"Содомиты" глазами художников :)

Хотел бы поблагодарить Clement`а за потрясающе интересные сведения, касающиеся изображения "содомитов" в религиозных манускриптах. 
http://clement.livejournal.com/150920.html?view=5007496#t5007496 .   

Текст же моего комментария (точнее, фантазии) связан с одним из сюжетов венского манускрипта.

 
 

Но прежде -цитата.

Clement:  "
Наиболее известная в связи с содомитами страница венского манускрипта 2554 это безусловно страница 2r.  Мало того, что это одно из редких изображений содомитов, это ещё и единственное известное мне изображение лесбиянок в средневековом манускрипте. Гомосексуальные пары противопоставлены единственной правильной форме сексуальности, представленной Адамом и Евой на соседнем медальоне. ...

Распущенные волосы женщин могут быть проинтерпретированы как атрибут Роскоши, а жёлтый цвет в тринадцатом веке достаточно однозначно связывался с изгоями: евреями, еретиками и проститутками. В какой степени подобная интерпретация осмысленна здесь неясно, т.к. кремовая простыня мужской пары подобного толкования не допускает, и вполне возможно, что жёлтый был выбран из эстетических соображений.

Мужская пара более колоритна: один из мужчин - лицо духовное (тонзура), другой - иудей, еретик или дурной христианин (именно их Bible moralisée изображает в круглых шапках). Одежда второго мужчины открыта сзади, что указывает не только и не столько на движение, сколько на разнузданность и непристойность действий.  Присутствие чертей указывает не только на адское происхождение гомосексуального поведения, но и на предстоящее наказание за грехи, что поясняет и расположенный рядом текст, сравнивающий нарушение заповеди Адамом и Евой с нарушением заповеди однополыми парами."



alexalexxx  Небольшая фантазия на тему медальона.

 

Сюжет свидания двух парней (говоря современным языком) крайне меня заинтриговал.  Думаю, сквозь символизм и условность изображения (регламентированных жанром) можно попытаться разглядеть след жизненных реалий, тем более - детализация такова, что позволяет хотя бы пофантазировать на тему этой пары. :)

 

Первое, что бросается в глаза, - речь идёт о моменте самого начала свидания (и петтинге:).. Одежда ещё не снята, а спадающие донизу полы монашеской одежды и бордового плаща – говорят о том, что всё ещё впереди. Художник явно постарался  дать сюжет в динамичном развитии: поворот тел, позы, жесты рук -  динамичны и выразительны… 

 

Монах взялся за край одежды, явно стараясь приподнять полы, дав простор для действй партнёра :)  Он выглядит более «мужественным», беря инициативу на себя: активно обнимая и притягивая к себе за талию любовника.

 

Хорошо видно, что он любуется своим более «женственным» визави, который в ответ нежно смотрит на него, романтично обвивая шею руками.  Его пластичная поза, более броская одежда и плащ с двумя бедренными разрезами,  действительно (видимо) выдают в нём более "женственного" партнёра. А брови, приподнятые к переносице, полуулыбка и нежный обхват шеи - выразительно передают искреннее и эмоциональное любование, с которым он смотрит на друга.

 

Совершенно очевидно (судя по мимике и жестам), что  речь идёт о взаимных чувствах, а не о «похоти» или «разврате» в чистом виде…

 

Насколько этот важный момент был отрефлектирован самим художником – я не знаю. Но ясно,  что чувство двух мужчин (которое читается в этом сюжете)  - «преступное» и чреватое адскими перспективами, - всё же не смотрится здесь отталкивающей и "разнузданной" «похотью», а выглядит обаятельно и человечно...

 

«Человеческое, слишком человеческое» - для жёстких канонов жанра религиозной илюстрации!.. :)

 

Если углубиться и далее по скользкой дорожке интерпретатора :), - то можно бы увидеть здесь некий контрапункт между «законами жанра» и тайным (личным) прочтением ситуации художником. Во всяком случае, то, что мужской паре любовников грозит всего лишь один бес (да и то, скорее, возмущённо тянущий длань к «позорящему сан», но даже не взирающий на светского партнёра), - а также то, что в лицах и жестах здесь явно присутствует любовь,  - возможно, говорит о тайном (подсознательном?) желании оправдания героев, о  неортодоксальном решении автором этой темы в возможных (отведённых ему жанром) пределах художественной интерпретации..

 

Почему бы не пофантазировать, если уж автор был так точен в деталях и тем самым даёт нам повод.? :)

 

Затем. Покрывало, явно сбитое в складки, сообщает позам дополнительный динамизм (возможно, это смятая постель – но тогда чья?) Нога, зацепившая покрывало (очень трогательная деталь, говорящая о степени детализации и о степени "вчувствования" в сюжет) – позволяет дорисовать мизансцену..  

Человек явно только что «упал в объятия» друга, - или, возможно, только что лежал с любимым рядом на спине, и только что занёс колено, поворачиваясь к нему и стараясь теснее прижаться,  нежно обняв сверху… А притягивающая его в этот момент рука друга, конечно, постарается сейчас прижать его к себе ещё крепче… Очевидно, для поцелуя.

 

Этот "зыбкий", "текучий" и динамичный момент (абсолютно уверен, как гей:) – точно «схвачен» художником именно перед поцелуем, и приподнятая навтстречу голова монаха говорит о том же.

 

Дальнейшие «любовные сценарии» пары могут быть различны – и то, что последует за поцелуем, остаётся «за кадром» медальона. :) Но для меня совершенно очевидно, что любовный момент этой встречи невероятно психологичен и пластичен - в смысле психологической и чувственной насыщенности. Здесь явно присутствует  тайный «сценарий», данный автором в «свёрнутом» виде, но  легко читаемый внимательным зрителем.  

 

Светлый «месседж» автора, заданный психологизмом и деликатным выбором «любовного момента», позволяет угадывать здесь «оправдательный» контекст сюжета (в его контрапункте с ортодоксальной этикой жанра) – как очень и очень вероятный…

 

Во всяком случае, «личный мотив» художника, так лирично, убедительно и со знанием дела показавшего свидание двух парней – не кажется мне вовсе уж абсурдной фантазией интерпретатора. :)


p.s.  Один важный нюанс: "открытая сзади одежда", как бы обозначающая "разнузданный характер действий" и "пассивную роль"  героя, - кажется мне не вполне точной трактовкой. 

Особенно в свете "лиризма" и пластики пары,  вряд ли можно говорить о "разнузданности" .  

Достаточно приглядеться, чтобы понять: это вовсе не задний разрез плаща, а боковой, - парный ему мы видим в складках под фигурой.  Да, конечно, бедро в боковом разрезе - сексуально и выразительно, но согласитесь: это всё-таки что-то иное,  чем "разнузданное" одеяние средневекового  "хастлера",  фланирующего по улицам в плаще с задним (!) разрезом! :)))  

Столь отъявленной порочности герой здесь всё же не являет!
  
2021

Фотография из полицейского альбома...

Не могу не сослаться на этот материал в журнале Clement`a (спасибо!)

http://clement.livejournal.com/277921.html?view=5020321#t5020321 
http://clement.livejournal.com/278668.html?view=5045644#t5045644
 


Несколько изображений из книги под редакцией Клауса Мюллера



Аннелиза В. (1916-1995), жительница Берлина: "С приходом Гитлера к власти я продолжила носить короткую мужскую стрижку. Брюки, конечно, можно было забыть, но даже в облегающем дамском костюме иногда приходилось слышать: «Только взгляни на этих лесб!» и другие замечания подобного рода. Говорили, что женская гомосексуальность тоже должна быть запрещена; мужская ведь уже была запрещена." 

Из Claudia Schoppmann Zeit der Maskeierung. Lebensgeschichten lesbischer Frauen im 'Dritten Reich', Берлин, 1993, стр. 46.

Маргарита Книттель (1906-1991) вспоминала: "Моя вторая подруга Эльза вышла в 1937 году замуж за учителя-гомосексуала Фрица. Фриц однажды был с другом в кафе - они не танцевали, просто сидели у барной стойки. Была облава. Ему удалось выпутаться, сказав, что им просто захотелось выпить и, что они случайно зашли в это кафе. Мужчины, находившиеся в глубине кафе были арестованы, но Фрицу с другом удалось уйти. После этого ему было сказано в школе, что он должен жениться - в конце концов ему было сорок... Тогда-то он и познакомился с Эльзой (мы с Эльзой уже не были вместе). Эльза не хотела, чтобы ее семья узнала о том, что она лесбиянка и согласилась выйти за Фрица. У нее была подруга, у него были друзья." Там же стр. 92.



Ханс Функе (род. 1902), фотография из т.н. полицейского альбома гомосексуалов. Подобные фотоальбомы предъявлялись в ходе допросов для опознания других гомосексуалов. Функе был как гомосексуал на учете полиции с 1927 года, в 1934 году он был арестован в ходе облавы на "голубые" кафе Берлина и провел восемь месяцев в концентрационном лагере Лихтенбург. В 1939 году он был снова арестован и провел пять месяцев в тюрьме. 23 апреля 1940 года университет Тюбингена лишил Функе ученой степени доктора права. Функе пытался опротестивать решение университета, но безуспешно. Позднее Функе стал солдатом. Умер Ханс Функе в 1988, - университет Тюбингена отозвал лишение Функе ученой степени через пятнадцать лет после его смерти, в 2003 году.



Паспортная фотография из фото-автомата: актер и пианист Роберт Т. Одеман (справа) и его друг Мулль, около 1931. 

Одеману (1904-1985) в 1938 году было запрещено заниматься своей профессией. В ходе войны он был дважды осужден и сослан в концентрационный лагерь Захсенхаузен. Одеман выжил и после окончания войны безуспешно боролся за реабилитацию. В 1959 Одеман встретил двадцатипятилетнего Гюнтера Нёринга. Поскольку Одеман и Нёринг не могли заключить брак, Одеман усыновил его. Роберт и Гюнтер были вместе до смерти Роберта в 1985 году.

Мулль или Мули - Мартин Ульрих Эппендорф (род. 1902) - познакомился с Оденманом в 1922, Эппендорф был студентом архитектуры. Они были вместе десять лет, до смерти Эппендорфа в 1932 (примерно через год после того как был сделан снимок).