June 24th, 2009

сентябрь

1. И.С.Кон / В родных пенатах

И.С.Кон.  Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. М., 2003   /  Содержание

 

В РОДНЫХ ПЕНАТАХ

 

«Изучение Руси со всех сторон, во всех отношениях, по мнению моему,
не должно быть чуждо и постыдно русскому» 
                                                                                                  Владимир Даль

 

До сих пор я говорил преимущественно о западных об­ществах. А как выглядят интересующие нас проблемы в истории русской культуры?

 

ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА

 

Понятие «содомии» в Древней Руси было таким же расплывчатым, как на Западе. Самым серьезным гре­хом считалось «мужеложство», когда сношение с неподо­бающим партнером усугублялось «неправильной» сексу­альной позицией (анальная пенетрация).

 

Однако на Руси к этому пороку относились терпимее, чем на Западе; цер­ковное покаяние за него колебалось от одного до семи лет, в тех же пределах, что и гетеросексуальные прегре­шения. Во внимание принимали и возраст грешника, и его брачный статус, и то, как часто он грешил, и был ли он инициатором действия или его объектом. К подрост­кам и холостым мужчинам относились снисходительнее, чем к женатым. Если анальной пенетрации не было, речь шла уже не о мужеложстве, а о рукоблудии, которое на­казывалось мягче.

 

Требники XVXVI вв. содержали много вопросов на эту тему: «Не пался ли от своея жены с мужеским по­лом?..», «Или удом своим чужого тыкал?», «Или с чужим играл до истечения?», «Или с отроками блудил?», «Не толкал ли седалищем в игре друга?», «Не рукоблудствовал ли друг с другом, ты — его, а он — твой уд?», «Грех есть мочиться с другом, пересекаясь струями» и т. д. («А се грехи», 1999, с. 38, 64, 60, 110—111, 48).

 

Лесбиянство обычно считалось разновидностью мастурбации. Новго­родский епископ Нифонт (XII в.) даже считал сексуаль­ный контакт двух девушек-подростков меньшим грехом, чем «блуд» с мужчиной, особенно если девственная плева оставалась целой (Левина, 1999, с. 335—344).

 

Православную церковь очень заботило распростране­ние гомосексуальности в монастырях; «если два чернеца лягут на единую постель, то да нарекутся блудниками» — гласят правила о монахах XIII в. («А се грехи», 1999, с. 20). Но к бытовым ее проявлениям относились сравни­тельно равнодушно.

 

В Домострое содомия упоминается вскользь, между прочим. В Стоглаве (1551) ей посвяще­на специальная глава «О содомском грехе», предписыва­ющая добиваться от виновных покаяния и исправления, «а которые не исправляются, ни каются, и вы бы их от всякие святыни отлучали, и в церковь входу не давали». (Стоглав, 1863, с. 109). Однако пьянство осуждается там гораздо более темпераментно.

 

Почти все иностранные путешественники и диплома­ты, побывавшие на Руси в XVXVII вв. (Герберштейн, Олеарий, Маржерет, Коллинс и др.), отмечали широкое распространение «содомии» во всех слоях общества и уди­вительно терпимое, по тогдашним европейским меркам, отношение к ней. Английский поэт Джордж Тэрбервилл, посетивший Москву в составе дипломатической миссии в 1568 г., был поражен открытым гомоэротизмом русских крестьян силь­нее, чем казнями Ивана Грозного. В стихотворном по­слании своему другу Эдварду Даней он писал:

 

Хоть есть у мужика достойная супруга, \ Он ей предпочитает мужеложца-друга.
Он тащит юношей, не дев, к себе в постель. \ Вот в грех какой его ввергает хмель.

                                                                                                             Перевод С. Карпинского. 

 

Collapse )
сентябрь

2. И.С.Кон / В родных пенатах

ГОМОЭРОТИЗМ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

 

Об амбивалентности русского характера как на­следии душевной жизни первобытного человека, сохра­нившейся у русских лучше и в более доступном сознанию виде, чем у других народов, писал Фрейд, обнаруживший скрытую и оттого еще более мучительную бисексуальность у Достоевского. Весь смысл психоанализа своего русско­го пациента Панкеева («Из истории одного детского невроза») Фрейд видел в том, чтобы открыть ему его бессоз­нательное влечение к мужчине.    

 

Как социолог, я скептически отношусь к любым экстраполяциям клинических наблюдений на «национальный характер» и думаю, что каждый народ имеет не один, а несколько разных, зачастую полярных, типов «модальной личности».    

 

Неосознанный, латентный гомоэротизм играл боль­шую роль в жизни русских интеллектуалов. «Кажется, что удивительные и оригинальные творческие жизни Бакуни­на и Гоголя были в какой-то степени компенсацией их сексуального бессилия. В эгоцентрическом мире русско­го романтизма было вообще мало места для женщин. Оди­нокие размышления облегчались главным образом исклю­чительно мужским товариществом в ложе или кружке. От Сковороды до Бакунина видны сильные намеки на гомо­сексуальность, хотя, по-видимому, сублимированного, платонического сорта. Эта страсть выливается ближе к по­верхности в склонности Иванова рисовать нагих мальчиков и находит свое философское выражение в модном убежде­нии, что духовное совершенство требует андрогинии или возвращения к первоначальному единству мужских и женских черт». Однако в каждом конкретном случае это выглядит по-разному.  

 

Collapse )
сентябрь

3. И.С.Кон / В родных пенатах

МИХАИЛ КУЗМИН И ДРУЗЬЯ ГАФИЗА

 

В начале XX в. однополая любовь в кругах ху­дожественной элиты стала более видимой. «От оставших­ся еще в городе друзей... я узнал, что произошли в наших и близких к нам кругах поистине, можно сказать, в связи с какой-то общей эмансипацией довольно удивительные перемены, — вспоминал Александр Бенуа. — Да и сами мои друзья показались мне изменившимися. Появился у них новый, какой-то более развязный цинизм, что-то даже вызывающее, хвастливое в нем. <...> Особенно меня поражало, что из моих друзей, которые принадлежали к сторонникам «однополой любви», теперь совершенно это­го не скрывали и даже о том говорили с оттенком какой-то пропаганды прозелитизма. <...> И не только Сережа <Дягилев> стал «почти официальным» гомосексуалистом, но к тому же только теперь открыто пристали и Валечка <Нувель> и Костя <Сомов>, причем выходило так, что таким перевоспитанием Кости занялся именно Валечка. Появились в их приближении новые молодые люди, и среди них окруживший себя какой-то таинственностью и ка­ким-то ореолом разврата чудачливый поэт Михаил Кузмин...» (Бенуа, 1990, с. 477).    

 

Collapse )
сентябрь

4. И.С.Кон / В родных пенатах

ЗИНАИДА ГИППИУС

 

Темная, трагическая сторона однополой любви особенно ясно выступает в отношениях Философова с Зи­наидой Гиппиус (1869—1945). Близкий друг и секретарь Гиппиус Владимир Злобин очень точно назвал свою книгу о ней «Тяжелая душа». Ее жизненное кредо лучше всего выражено в словах — «мне надо то, чего на свете нет». Красивая женщина и разно­сторонне одаренная поэтесса, Гиппиус всегда чувствова­ла себя бисексуальной, многие современники считали ее гермафродиткой.

 

Из интимного дневника Гиппиус (1893) видно, что ей нравилось ухаживание и тя­нуло к некоторым мужчинам, но одновременно они ее отталкивали. «В моих мыслях, моих желаниях, в моем духе - я больше мужчина, в моем теле - я больше жен­щина. Но они так слиты, что я ничего не знаю». Она обожает целоваться, потому что в поцелуе мужчина и женщина равны, но половой акт вызывает у нее отвращение и кажется безличным. В иде­але «полового акта не будет», «акт обращен назад, вниз, в род, в деторождение». Неудиви­тельно, что она глубоко интересовалась хлыстами и про­блемой андрогинии.    Брак Гиппиус с Мережковским был чисто духовным, причем она играла в нем ведущую, мужскую роль. Все свои стихи она писала в мужском роде, единственное сти­хотворение, написанное от лица женщины, посвящено Философову, в которого она влюбилась летом 1899 г. при посещении Таормины, куда Мережковские приехали по­смотреть знаменитые фотографии фон Глёдена.  

 

Collapse )
сентябрь

5. И.С.Кон / В родных пенатах

ПОД СЕНЬЮ УК РСФСР

 

Октябрьская революция прервала естественный процесс развития гомосексуальной культуры в России. Большевики ненавидели всякую сексуальность, которая не поддавалась государственному контролю и не имела репродуктивного значения. Как и европейские левые, они ассоциировали однополую любовь с разложением гос­подствующих классов и были убеждены, что с победой пролетарской революции все сексуальные извращения ис­чезнут.     

 

Инициатива отмены антигомосексуального законодательства после Февральской революции принадлежала не большевикам, а кадетам и анархистам. Тем не менее после Октября, с отменой старого Уложения о наказаниях соответствующие его статьи также утратили силу. В Уго­ловных кодексах РСФСР 1922 и 1926 гг. гомосексуализм не упоминается (в Азербайджане, Туркмении, Узбекиста­не и Грузии соответствующие законы сохранились).    

 

Советские медики и юристы очень гордились прогрес­сивностью своего законодательства. На Копенгагенском конгрессе Всемирной лиги сексуальных реформ (1928) оно даже ставилось в пример другим странам. В 1930 г. Марк Серейский писал в Большой советской энциклопедии: «Советское законодательство не знает так называемых пре­ступлений, направленных против нравственности. Наше законодательство, исходя из принципа защиты общества, предусматривает наказание лишь в тех случаях, когда объектом интереса гомосексуалистов становятся малолет­ние и несовершеннолетние» (Серейский, 1930, с. 593).    

 

Впрочем, формальная декриминализация содомии не означала прекращения уголовных преследований гомосексуалов под флагом борьбы с совращением несовер­шеннолетних и с «непристойным поведением». Осенью 1922 г., уже после опубликования нового уголовного кодекса, в Петрограде состоялся громкий процесс над группой военных моряков, собиравшихся в частной квар­тире, в качестве эксперта обвинения выступал В. М. Бех­терев. В другом случае преследованию подверглась пара лесбиянок, одна из которых «незаконно» сменила имя с «Евгении» на «Евгения», причем они отказались подчи­ниться требованию расторгнуть свой фактический брак.

Collapse )
сентябрь

6. И.С.Кон / В родных пенатах

ОТМЕНА СТАТЬИ 121

 

Начиная с 1987 г. вопрос о том, что такое го­мосексуализм и как относиться к «голубым» - считать ли их больными, преступниками или жертвами судьбы, - стал широко обсуждаться на страницах массовой, особен­но молодежной, печати («Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Собеседник», «Молодой ком­мунист», «Литературная газета», «Огонек», «Аргументы и факты», «СПИД-инфо», «Юность», подростковый жур­нал «Парус», некоторые местные газеты), по радио и на телевидении.     

 

Из журналистских очерков и опубликован­ных писем гомосексуалов, лесбиянок и их родителей рядовые советские люди впервые стали узнавать об искале­ченных судьбах, милицейском произволе, судебных реп­рессиях, сексуальном насилии в тюрьмах, лагерях, в ар­мии и о трагическом, неизбывном одиночестве людей, обреченных жить в постоянном страхе и не могущих встре­тить себе подобных. Каждая такая публикация вызывала целый поток противоречивых откликов.    

 

Это ускорило и обсуждение проблемы декриминализации гомосексуализма. В юридических кругах она обсуж­далась давно. Уже в учебнике уголовного права М. Шаргородского и П. Осипова (1973) говорилось: «В советской юридической литературе ни разу не предпринималось по­пытки подвести прочную научную базу под уголовную от­ветственность за добровольное мужеложство, а единствен­ный довод, который обычно приводится (моральная раз­вращенность субъекта и нарушение им правил социалис­тической нравственности), нельзя признать состоятель­ным, так как отрицательные свойства личности не могут служить основанием для уголовной ответственности, а аморальность деяния недостаточна для объявления его преступным... Существуют серьезные сомнения в целесо­образности сохранения уголовной ответственности за не­квалифицированное мужеложство» (Шаргородский и Осипов, 1973, с. 656).  

 

Collapse )
сентябрь

7. И.С.Кон / В родных пенатах

Даже не одобряя гомосексуальность, большинство мо­лодых россиян не склонны дискриминировать ее носите­лей. В таблице представлены ответы петербуржцев по данным опроса 1996 г.    

 

 Вопрос. Гомосексуальные отношения между взрослы­ми людьми - это их личное дело, государственным влас­тям и закону не следует в это вмешиваться.

                                           М18-          М 35-         М 55-          Всего
Совсем не согла­сен         9,7             19,1           26,5            17,0

 

Согласен в незначи-

тельной сте­пени             4,2                5,5            5,6              5,0 

 

Трудно сказать               20,8              27,8          29,6            25,3

 

Согласен в значи-

тельной степени             19,8              16,7           6,2            15,8

 

Полностью согла­сен      45,5              31,5           32,1           37,0

 

При нашем опросе учащихся 7 - 9-х классов в 1997 г. с суждением «Гомосексуальные отношения не должны осуждаться, это личное дело каждого» полностью согла­сились 37,7 % мальчиков и 53 % девочек, скорее соглас­ны, чем несогласны 17 % и 19%, не согласны 24,4% мальчиков и 10,4 % девочек, затруднились ответить 20,7 % и 17,2 %. Подростки в этом вопросе значительно, в 2—3 раза терпимее своих родителей и учителей.  

 

Collapse )