June 4th, 2011

2021

"Что-то новое в мире..."

Так получилось, что в Москве я оказался 28 мая, в день нашей акции – и не смог составить компанию основной группе ребят, вышедших на Манежную площадь. Именно там происходило всё самое важное. Поэтому ограничусь небольшим рассказом о своей вылазке к мэрии. Это был самый короткий гей-прайд в моей жизни. Но сначала – об итогах (теоретическая часть; желающие могут пропустить:).  


Ветер перемен… 

Несмотря на то, что прайд этого года не был массовым, я бы назвал его переломным. После шести лет безнадёги и ощущения социального болота вокруг, в этот раз повеял ветер перемен. И хотя количество участников не изменилось, но общественный резонанс был существенно другим. Речь не только о доброжелательной (в целом) прессе и адекватной реакции правозащитников. Шендерович, Подрабинек, Рубинштейн, Орех, «Новая газета», Алексеева и МХГ, группа «Война», ряд заметных СМИ – поддержали право на открытость (приводя наши аргументы, которые мы так долго пробивали в общественном сознании). Но важна и просто реакция людей «с улицы», которые не побоялись сделать шаг в эпицентр погромной агрессии. Не являясь активистами и рискуя стать объектами насилия. 

Журналистка «Новой газеты» со своей девушкой – один из ярких примеров. Предпочесть участие в прайде журнализму – для профессионала - означает показать, насколько человеческая тема личного достоинства стала для многих представителей ЛГБТ – не абстракцией, а жизненной потребностью. Именно ради этого и затевался проект Московского прайда. Ради этого он шесть лет бился о стену. Но кажется, «декабристы разбудили Герцена…», – после чего идея открытости и личного достоинства ушла в массы. Или начинает уходить. И загнать её назад, в рамки маргинального гетто геев и лесбиянок – вряд ли удастся. 

Кроме того, православный погром впервые потерпел столь явное моральное поражение. Избитые девушки – не могли  не возмутить нормальную часть общества. А бородатые моралисты с крестами (пожалуй) впервые ассоциировались не с моралью, а с «беспределом». Привычно улюлюкавшее «большинство», занёсшее кулак для смачного удара, вдруг приостановило порыв и с удивлением взглянуло в лица «извращенок»… 

Формат 2006 года (выходить там, где заявлено) внёс существенный позитив в итоги акции. Оказалось, что встреча «лицом к лицу» гей-сообщества с «бешенством» - не всегда работает в пользу «бешенства»… 

Я уверен, что прайд 2012 года (в день президентских выборов), как и последующие акции, - должен быть обязательно «контактным». И хотя это чревато мордобоем, только так можно эффективно убедить общество в искренности собственной позиции. При максимальном резонансе. 

Парадокс заключается в том, что даже насилие над мирными людьми становится (в условиях запретов) извращённой формой «диалога». Ненависть «глаза в глаза» – лишает гомофобов части их драйва и убивает их абстракции… Церковный ублюдок, чей кулак летел в висок журналиста, теперь обязан будет объясняться в суде. И это тоже форма «диалога» ЛГБТ и «большинства». Любви и насилия. 

Забавно будет услышать церковную порцию бреда в исполнении насильника – в официальном заседении суда. Бред полезно выносить на свет божий, «дабы дурость каждого видна была». А уж насильник с православной мотивацией (ставший публичной фигурой) - о таком подарке гей-сообщество могло только мечтать… 

Морально церковь и «хоругвеносцы» в этот раз проиграли – несмотря на их шумные митинги протеста. Посмотрим, станет ли это тенденцией. Почему бы не помечтать, что общество наконец-то объелось не только путинской «партией жуликов и воров», но и елейной церковностью? Или начинает объедаться – при нарастающей тошноте. 

Церковь начинает пожинать плоды совокупления с «вертикалью». Союз чиновников, попов и ментов прочно засел в голове обывателя. И не случайно на автобусном кресле мне попалась вчера ёмкая формула: «Путин + попы = шайка жулья!». Семнадцатый год на этом пути – вряд ли будет удивителен. 

Словом, перемены налицо. Яркие и смелые девчонки стали настоящими героями прайда. И во многом создали общий человеческий образ наших требований…   


«Выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке…» 

Самый короткий прайд в моей жизни начинался с ощущения катастрофы. Уже на подходе к Тверской было ясно, что выходя в заявленном месте (где тебя ждут), трудно рассчитывать на участие сразу в двух собраниях. Все 20 человек, кто вышел на Манежке, - к мэрии не попали. В боковом кармане куртки у меня был небольшой флажок, немного решимости в запасе - и вряд ли большой резерв времени для публичных комментариев.  

Collapse )