June 1st, 2015

фото

Смерть и жизнь в Венеции. (Манн и Висконти).



Записал на канале "Arte" "Смерть в Венеции" Лукино Висконти, чтобы наконец увидеть оригинал без российского дубляжа. Фильм по-итальянски оказался намного интереснее того, что я знал раньше, поскольку "вычитание" понятного текста заставило сосредоточиться на картинке, а заодно отослало к первоисточнику - новелле Томаса Манна 1912 года.

И здесь обнаружились контрасты, которые раньше ускользали от внимания. Экранизация оказалась полемикой, о чём, вероятно, много было сказано, но всегда приятнее обнаружить что-то самому.

Во-первых, Висконти меняет профессию Ашенбаха, превращая писателя новеллы в композитора. И эта смена контекста радикально меняет концепцию замысла Манна. Меняется культурная проблематика. И хотя в письме 1921 года Манн вспоминает, что в момент создания новеллы, узнав о смерти Густава Малера, он даёт "своему охваченному вакханалией распада герою имя этого великого музыканта",  а также наделяет его "при описании внешности чертами" композитора, - всё же основной конфликт "Смерти в Венеции" развивается в "духовном пространстве" словесности, а не музыки.

Не случайно Манн наделяет своего героя автобиографическими чертами, даёт прозрачные ссылки на собственную прозу (если верить книге Инги Дирзен), сближая авторитет Ашенбаха с собственным местом в литературе, а заодно упоминает в письмах брату об автобиографическом "лирически-личном дорожном переживании" гомосексуального характера, которое позволило автору "заострить ситуацию мотивом "запрещённой любви".

Collapse )