July 16th, 2018

фото

Возвращение к реальности.

Футбол не покидает страниц этого блога, хотя автор не болельщик. Дело не в спорте (как таковом), а в загадке "социального портрета" самого футбольного шоу.

Думаю, что тема социальной ответственности и вывела на поле ребят из «Pussy Riot», попытавшихся вписать страсти чемпионата в общий политический контекст. «Доходяги» из «концлагеря» (пользуясь метафорой Виктора Шендеровича) напомнили шумным трибунам - в каком убийственном, "концлагерном" антураже проводится их игра. И это не просто жест абстрактного протеста, - это попытка вернуть спортивное событие к репрессивной российской реальности.

С тем же успехом можно было трясти наркомана под кайфом, вырывая его из счастливых снов. Ничего кроме раздражения и ненависти это вызвать не могло.

Ясно, что футбол апеллирует к национальной общности, но в разных странах эта общность имеет разную природу. Наблюдая за ликованием французов на Елисейских Полях, понимаешь это особенно чётко.

Футбольные победы мобилизуют политическую нацию в целом. Вопрос только в том – какова эта нация. Достойна ли она побед, которые работают на неё, продвигая её интересы в мире.

В картинах французского ликования (лично для меня) - ответ, почему я никогда не смог бы стать болельщиком российской команды.

Принадлежность к национальному "мы", которое навязывает обществу чемпионат, - это (прежде всего) чувство причастности к политической нации в целом. Но ничего кроме горечи и презрения политическая нация в России сегодня вызывать не может.

Невозможно болеть за "наших" - и не болеть за Россию. Как невозможно болеть за французскую сборную - и не болеть за Францию. Такова природа большого спорта, - где люди с «пивным животом» идентифицируют себя с командой на поле, а те, кто с трудом оперирует двузначными числами, с радостью (когда-то) болел за победу "наших шахмат".

Глубокое психологическое слияние масс в общее национальное "МЫ" – в природе футбольного шоу. У меня, разумеется, тоже есть чувство причастности к политической нации, но ничего кроме стыда за неё и общего позора - меня с ней не связывает.

Поэтому те, кто болел "против России", мне понятнее, чем те, кто пытался отделить футбольных "наших" от "наших" в политике. Гордиться победой команды - и презирать политическую нацию в целом, которую она представляет в мире, - на мой взгляд, "извращение".

Мифологией «наших» прекрасно пользуется власть, затевающая "мундиали" именно ради "возгонки" национальной гордости (вопреки общему развалу). Но презирая отечество в его нынешнем состоянии, совершенно невозможно сливаться с массами в чувстве гордости за Россию и её "победы".

Есть и другая причина для футбольного скепсиса.

Спортсмены (разумеется) в праве гордиться мастерством и голами. Но я совершенно не понимаю, как связано их мастерство с ликованием сотен тысяч фанатов и воплями "Россия, вперёд!"

Фиктивный перенос отношения к стране в целом - на мизерную (спортивную) сферу жизни - выглядит не просто глуповато. Но кажется откровенной манипуляцией общественным мнением.

Праздновать победу России в момент, когда она сидит в глубокой заднице, - занятие не для слабонервных. Шендерович ещё ищет какой-то баланс политики и футбола, но российская "массовка" давно потеряла остатки разума.

Чудесный Акинфеев может сколько угодно отбивать мячи гениальной пяткой, но к России в целом, к её мифическим "победам" и курсу "вперёд!" - его игра не имеет ни малейшего отношения. Его личная нога - не повод для общей гордости.

Акция ребят из «Pussy Raiot» - именно об этом. Она выглядит отчаянной попыткой вернуть миллионы сограждан - к реальным очертаниям событий. К их реальному масштабу. Напомнив, что футбольное шоу - всего лишь мизерная часть того тотального российского позора, в контексте которого оно разыграно.

Спорт – не «вне политики», он её составляющая. Позорная или победная, - зависит от конкретного национального контекста. Спасибо участникам группы за это напоминание.