Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

Categories:

Как Путин испортил мне Пасху

Елена Трегубова / Байки кремлёвского диггера / Ad Marginem, 2001


Как Путин испортил мне Пасху

 

Я не суеверна, но когда весной 2000 года мне сказали, что Пас­ху мне придется справлять вместе с Путиным (ему приспичи­ло съездить в Санкт-Петербург, и оттуда нужно было написать репортаж), я громко выматерилась. Дело в том, что мне сразу же в красках вспомнился старый семейный апокриф.

 

Как-то раз, на Святое Воскресенье, моя мама чуть не пла­ча умоляла папу:

- Ну не езди ты, Витя, сегодня в гараж чинить машину - грех ведь в великий праздник работать, Бог накажет! 

 

Но папа, разумеется, не послушался и поехал. А когда вечером он вернулся, хохот в квартире стоял минут десять. Потому что утром от нас уезжал папа как папа — красивый и здоровый, а вернулось — чудовище с обезображенным ли­хорадкой лицом и обметанными губами. Возможно, дело было и не в Божьей каре — просто наш папа, поверив весен­нему солнышку, несколько часов пролежал под своей ма­шиной в ледяной, как могила, ремонтной яме. Но из апок­рифа слова не выкинешь.

 

Я-то в отличие от своей мамы как раз наоборот убежде­на, что работать никогда не грех, а за работу в праздники Господь еще и молоко с булочками за вредность дает. Но все равно, перспектива получить вместо пасхальных кули­чей постные чиновничьи физиономии вызвала у меня лег­кий приступ тошноты.

 

В общем, в Питер я отправилась в самом дурном распо­ложении духа. Предчувствия, как водится, не обманули.

 

— Как ты думаешь, Лена, а можно в церковь на Пасху без платка на голове идти? — елейным голоском спросил меня по приезде президентский пресс-секретарь Громов.

 - Вам - можно, Алексей Алексеевич, - съязвила я.

 

Я уже чувствовала, куда клонит пресс-служба: они еще и в Исаакиевский собор решили прессу только по пулам пус­кать! Ну уж вот это — дудки!

 

У меня в отличие от Громова платочек с собой был, и я решила как добрая прихожанка, пробраться в собор забла­говременно, в обход всяких охранников. Мой маневр пре­красно удался. Я приехала часам к одиннадцати вечера. К этому времени Исаакий хотя и был уже оцеплен, но всех прихожан еще пускали — президентская охрана прекрасно понимала, что иначе выйдет скандал.

 

Внутри собора, оглядевшись, я к своему изумлению об­наружила, что явиться на пасхальную службу без разреше­ния кремлевских чиновников не решился больше ни один из коллег-журналистов.   

 

 Впрочем, вскоре сквозь толпу молящихся стала пробивать­ся свита официоза — представители прокремлевских инфор­мационных агентств. Сопровождавшие их сотрудники пресс-службы, обнаружив безбилетника в моем лице, прожигали меня ненавидящими взглядами. Но, к счастью, нас разделяла толпа, и устраивать скандал в храме они не решились.

 

Я же к этому времени успела занять самое удобное мес­то — почти напротив самых Царских ворот, в первом ряду — и попыталась абстрагироваться от всей этой оскорбитель­ной ситуации и насколько возможно насладиться прибли­жением любимого праздника. Но как раз этого-то мне и не удалось.

 

Минут за десять до полуночи явился Путин и прошество­вал к алтарю. Мы с ним оказались прямо напротив друг дру­га — так, что я прекрасно могла наблюдать за президентс­кой мимикой. Рядом с ним, на левом клиросе, то есть от­дельно от всех молящихся, поспешила выстроиться и вся президентская рать - губернатор Санкт-Петербурга Влади­мир Яковлев, тогдашний министр иностранных дел Игорь Иванов и прочие. Получилось, что они стоят абсолютно сим­метрично с церковным хором, находившимся на правом клиросе.

 

Таким образом, у Царских ворот, напротив цер­ковных ангелов (как на православном сленге называют пев­чих), живописно выстроились еще и ангелы Путина. Пос­ледние вели себя каждый в меру своего православия или, скорее, должностного положения: министр иностранных дел (подозревавший в тот момент, что находится на грани отставки) истово осенял себя крестным знамением вслед за Путиным, а губернатор Яковлев, не сомневавшийся в своей победе на выборах и уверенный (как теперь выяснилось - ошибочно) в своей неприкосновенности на весь следующий губернаторский срок, позволил себе расслабиться и спокой­но стоял с независимой, отрешенной физиономией.

 

Местный митрополит Владимир, похоже, слегка осоло­вевший от близости высокого гостя, для приличия сообщил собравшимся, что «Христос Воскресе», и вдруг решительно отвернулся от иконы Спасителя к Путину:

 

— У меня для вас, дорогой Владимир Владимирович, по­дарочек есть - яичко! Но яичко не простое! Ну и не золотое, конечно, но скорлупа у него золотая! Но главное, что это яйцо с короной! У нас, конечно, царей теперь нет, но вы – всенародно избранный президент, поэтому здесь, в пре­стольном царском соборе, примите от нас этот символичес­кий подарок на долгое и счастливое царствование!

 

Церковный люд оторопел: вообще-то после Крестного хода все внимание должно быть обращено к воскресшему Христу. Но у митрополита явно был свой герой. Он вывел всенародно избранного к разверстым Царским вратам и вручил подарок. Путин от растерянности промямлил: «Спа­сибо», - и поцеловал яйцо.

 

Но владыке Владимиру и этого безобразия показалось мало:

 

— Хочу вас заверить, Владимир Владимирович: мы все в этом храме как один за вас...

— ...Молились! - наивно предположила какая-то бого­боязненная старушка.

— ...Голосовали! — неожиданно по-светски заключил митрополит.

 

А потом митрополит, уже совсем как государственный чиновник, принялся рассуждать на модную тему - что хо­рошо бы столицу перенести из Москвы в Санкт-Петербург.

 

Все это произвело на меня самое тягостное впечатление: и Путин, одаренный золотым яйцом, и его чиновники, на­деленные яйцами попроще, и весь этот верноподданничес­кий митинг, устроенный в храме митрополитом, — словом, напрочь изгаженный праздник.

 

Как и всегда при общении с Путиным, у меня началось натуральное раздвоение личности: худшая моя, секулярная, половина — журналист — ликовал, что добыл эксклюзив­ный материал для скандального репортажа (потому что ник­то из верноподданных кремлевских корреспондентов, ра­зумеется, не решился написать о произошедшем, а Цент­ральное телевидение, как мне потом рассказали в Москве, но загадочным «техническим причинам» вело трансляцию из Исаакия довольно сбивчиво). Оставшаяся же моя половина на чем свет проклинала первую: к черту весь этот про­фессиональный долг, ну почему я не плюнула на все и про­сто не пошла в обычный храм?!

 

Я с трудом выбралась из Исаакиевского собора сквозь толпу, жаждавшую лицезреть своего президента, и мрачно побрела разговляться в ближайший ресторан.


 дальше
Tags: политика
Subscribe

  • "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог"

    Недавно один из роликов произвёл на меня впечатление. Крепкого вида чернокожий в бейсболке и спортивных штанах наступает на белую девушку, тыча ей…

  • В гостях у мэра.

    Мэр Саут-Бенда Пит Буттиджич со своим симпатичным собакиным по кличке Бадди. (Чем-то они неуловимо похожи)). Фото из Инстаграма супруга - Частена,…

  • День исторической Халявы.

    Кто-то пишет о "дне исторического оптимизма" (как Шендерович), но у меня другое отношение к символизму 5 марта. Представьте себе…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments