Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

From S. T. Coleridge

Epitaph

Постой, христианин, - ездок, повремени!

Помедли над строкой и коротко вздохни,

Что здесь лежит поэт -
иль бывший им когда-то.
Прохожий, вознеси молитву за собрата,

За душу S.T.C. – чей век так трудно прожит.
Нашёл он в жизни смерть,
и в смерти – жизнь, быть может!


EPITAPH

Stop, Christian passer-by!—Child of God,
And read with gentle breast. Beneath this sod
A poet lies, or that which once seem'd he.
O, lift one though in prayer of S. T. C.;
That he who many a year with toil of breath
Found death in life, may here find life in death!
Mercy for praise—to be forgiven for fame
He ask'd, and hoped, through Christ. Do thou the same!


Песня

Я луч увидела, к листам
Склонившийся с небес,
Где дерзко – чудо колдовства! –
Отважный плыл певец.

Взмывал он, таял за чертой
И в дымке падал вниз.
Был клюв от солнца золотой,
А перья – аметист!

И так он пел: «Прощай, прощай!
Обман – любовный сон…
Цветок манящий не срывай -
Росу роняет он.

Пора, пора нам, милый май,
Дороги нам милей…


Уж нас далёкий манит край,
Да, да,
далёкий манит край!
Скорей!
Скорей!»


SOHG

A sunny shaft did I behold,
From sky to earth it slanted :
And poised therein a bird so bold--
Sweet bird, thou wert enchanted !

He sank, he rose, he twinkled, he trolled
Within that shaft of sunny mist ;
His eyes of fire, his beak of gold,
All else of amethyst !

And thus he sang : `Adieu ! adieu !
Love's dreams prove seldom true.
The blossoms they make no delay :
The sparkling dew-drops will not stay.
Sweet month of May,
We must away ;
Far, far away !
To-day ! to-day !'


Сонет To the River Otter

Родной ручей, вплетённый в Девоншир!
Побед и бед за часом минул час
От той поры, когда в последний раз
Я камешки зашвыривал в глуши

У берега… На донышке души
Так оттиск этот детский невредим!
Мне прошлое высвечивает луч,
Скользя по дну и зеркалу над ним:


Всё те же ивы, заросли у круч,
Цветной песок и вылинявший ил…
Виденья детства выбились из туч!

И горек вздох о том, что за углом –
Забот печальных тяготы и пыл…


Что здесь я был бессмертным школяром.



SONNET To the River Otter

Dear native Brook! wild Streamlet of the West!
How many various-fated
years have past,
What happy, and what mournful hours, since last
  
I skimm'd the smooth thin stone along thy breast,
Numbering its light leaps! yet so deep impresst
Sink the sweet scenes of childhood, that mine eyes
I never shut amid the sunny ray,
  
But straight with all their tints their waters rise,
Thy crossing plank, thy marge with willows grey,
  
And bedded sand that vein'd with various dyes
Gleamed through thy bright transparence! On my way,
Visions of Childhood! oft have ye beguiled
  
Lone manhood's cares, yet waking fondest sighs.
Ah! that once more I were a careless Child!


Боль

В окне моём посвистывает бриз,
Природа благоденствует и блещет…
Но музыка и дружеские речи
Болезненный не сковывают криз.

Штурмует боль измученное тело,
Бессонницей глаза обведены,
И жизнь не стоит собственной цены –
Грошовая у крайнего предела.

Друзья мои здоровы и беспечны.
Давно ли с ними радовался я,
Исполненный лученьем бытия,
И с Музою забалтывался встречной…

Но пульса сумасшедшая тоска
Ночами свирепеет у виска.


PAIN

Once could the Morn’s first beams, the healthful breeze,
All Nature charm, and gay was every hour: —
But ah! not Music’s self, nor fragrant bower
Can glad the trembling sense of wan Disease.
Now that the frequent pangs my frame assail,
Now that my sleepless eyes are sunk and dim,
And seas of Pain seem waving through each limb —
Ah what can all Life’s gilded scenes avail?
I view the crowd, whom Youth and Health inspire,
Hear the loud laugh, and catch the sportive lay,
Then sigh and think — I too could laugh and play
And gaily sport it on the Muse’s lyre,
Ere Tyrant Pain had chas’d away delight,
Ere the wild pulse throbb’d anguish thro’ the night!


Ответ на детский вопрос

- О чём говорят коноплянка и дрозд,
Дуплянка и голубь? – ты задал вопрос.
О чём же ещё? – О любви, о любви
Они затевают напевы свои.

При зимних ветрах замолкает их пенье,
Но снова леса покрывает цветенье,
И вновь, возвращаясь, звенят голоса,
И песня ликует в гортани певца.

И поле, и купол объемля полётом,
Поёт он, поёт – и навечно – поёт он:
- Люблю я любовь мою вновь я и вновь,
Затем, что любовью мне платит любовь.

Answer to a Child's Question

Do you ask what the birds say? The sparrow, the dove,
The linnet and thrush say, "I love and I love!"
In the winter they're silent - the wind is so strong;
What it says, I don't know, but it sings a loud song.
But green leaves, and blossoms, and sunny warm weather,
And singing, and loving - all come back together.
But the lark is so brimful of gladness and love,
The green fields below him, the blue sky above,
That he sings, and he sings; and for ever sings he -
"I love my Love, and my Love loves me!"

http://www.stihi.ru/avtor/alexhotz

Tags: поэзия
Subscribe

  • "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог"

    Недавно один из роликов произвёл на меня впечатление. Крепкого вида чернокожий в бейсболке и спортивных штанах наступает на белую девушку, тыча ей…

  • В гостях у мэра.

    Мэр Саут-Бенда Пит Буттиджич со своим симпатичным собакиным по кличке Бадди. (Чем-то они неуловимо похожи)). Фото из Инстаграма супруга - Частена,…

  • День исторической Халявы.

    Кто-то пишет о "дне исторического оптимизма" (как Шендерович), но у меня другое отношение к символизму 5 марта. Представьте себе…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments