Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

Categories:

Первый раз... (эскиз ретроспективного порно).

Первый секс – понятие довольно условное. Как ни странно, «первых раз» может быть несколько, в зависимости от точки отсчёта. Я хорошо помню первую взаимную «дрочку» в одиннадцать лет с симпатичным мальчиком из параллельного класса (помню даже его фамилию), в густых кустах сирени школьного стадиона. Первый раз, когда я производил осознанные манипуляции со стоящим членом парня вообще…

Помню первый петтинг в десять лет с первым другом (и соседом по дому) Вовкой. Его член эротично напрягался под ширинкой подростковых джинсов… И так волшебно было ощущать на себе рывки его бёдер, валяясь на диване и прижимая парня за ритмичные ягодицы. Тяжесть его тела распластывала меня, прижимала к дивану, кружила голову, и мы кончали одновременно, задыхаясь, щека к щеке…

И хотя Вовка время от времени воровал моих солдатиков, его припухшие, выразительные губы и светлая чёлка были по-прежнему желанны - несмотря на ссоры. Он был первым объектом моих смутных сексуальных желаний. Да и впервые рассмотреть чужой член я мог только с помощью друга, спустив с него однажды (в момент наших игр) синие солдатские трусы… (Вовкин отец командовал в одной из тульских частей, не забывая снабжать семью предметамии солдатского гардероба).

Стройность смуглых бёдер, первая растительность вокруг члена и полураскрытая головка вовкиного хуя, напоминавшая смуглый бутон, возбуждают меня до сих пор, «поверх» любых десятилетий.
Тогда я не рискнул взять член в рот, хотя о чём-то похожем уже слышал из рассказов приятеля. Он пытался объяснить мне, простофиле, что такое взаимный отсос. Но пока мне достаточно было и его объятий. Мы падали на диван, вовкин «инструмент» твердел и напрягался между моих ног, пока я ловил бёдрами его судорожный ритм. Члены двух задыхающихся школьников угадывали друг друга, напрягаясь и соскальзывая в бешеном темпе.

В тот момент я не видел, но чувствовал, как головка члена напряжённо скользила в такт моей, а щека и губы друга пахли яблоком, пока Вовка дышал мне в лицо. Наконец, его тело теряло напряжение и тяжелело на мне, пока я продолжал блаженно сжимать его ягодицы…

Было совершенно неважно, каким словом это называется, - но без сексуальной близости с другом я уже не представлял себе полноценной жизни.

Я чувствовал, как сперма слегка увлажняла промежность, но было неловко расстёгивать ширинку при Вовке, хотя я подозревал, что он ощущает то же самое. Растворение друг в друге во время оргазма казалось важнее физических последствий, а сама близость - интереснее странной сексуальной физиологии. О сперме в тот момент я не имел никаких внятных представлений, и появление мутноватой, клейкой влаги в самый острый момент наслаждения – казалось мне досадным обстоятельством в этом совершенном процессе. Чтобы скрыть разоблачительные пятна, я пытался прятать трусы подальше, чтобы они не попались в домашней стирке.

Не помню сейчас своих ночных поллюций, зато первая сперма в момент обалденных петтингов с соседом вызывала мучительное чувство опасности, которое не было «виной» (я не ощущал наш секс как нечто постыдное), но материальные следы оргазмов заставляли задумываться о конспирации.

Идея связать сперму с деторождением почему-то не приходила мне в голову, - осведомлённость советского школьника о мужской физиологии была катастрофической.

Вовка, который трахал меня довольно регулярно (впрочем, как и я его; тем более, что наши двери на площадке пятого этажа находились рядом, а родители пропадали на работе), был явно озадачен нашими взрослыми играми. Случайный первый секс превратился в нечто постоянное. На нашем языке это называлось затащить друга «в тёмный уголок». «Ты только об этом и думаешь», - осуждающе бурчал Вовка, встряхивая чёлкой, когда я шутливо падал на диван с эротично раскинутыми ногами.

Я действительно, хотел его, меня «заводил» его член, эго эрекция и наша близость – пусть и «игровая», когда каждый чувствовал появление спермы втайне друг от друга, стесняясь зайти слишком далеко, превратив «игру» в «серьёз». Вовка скорее всего, был натуралом, но какие-то комплексы раскрепощались в нём благодаря нашим играм.

Разумеется, он тоже хотел секса, но судя по всему, мечтал о девчонках. Сестра Таня (бойкая запорожская девица, старше нас лет на пять) играла в семье роль "командора" и была «папиной дочкой». Вовка в семейном «строю» занимал подчинённое положение и даже иногда казалось, что принимал эту роль с тайным энтузиазмом.

Однажды он попросил меня «избить» его ногами. Парень лежал на полу, голый по пояс, с раскинуными руками; эротичные крупные соски невольно будоражили моё воображение. Но мысль, что я могу ударить по желанному телу ногой, приводила в ужас. Желание боли казалось мне пугающей экзотикой. Но друг был явно расположен получить порцию кайфа именно от избиения, так что пришлось (холодея от страха) несколько раз пнуть приятеля в живот. Вовка «корчился» у ног и долго упрашивал бить его по-настоящему.

Прошло много лет, пока вести об уехавшем друге дошли до меня с Украины. Он женился и даже прислал мне свадебное фото: возмужавшего себя рядом с невзрачной, невысокой девчушкой в фате. Но несмотря на это, не могу отделаться от впечатления, что гомосексуальность не была совсем уж случайным эпизодом его детства.

Возможно, что желания обладают мистической силой. И мои сексуальные сны всё-таки пробили стену, чтобы добраться до подушки соседского мальчика.


      Первый «взрослый» секс случился по объявлению. Мне уже было сильно за двадцать, и эпизоды школьного интима казались чем-то несерьёзным и давнопрошедшим. Институт я проскочил на одинокой волне перманентных влюблённостей в однокурсников, но без малейших попыток «затащить» кого-нибудь в постель. (Тем более, что двое моих знакомых получили в годы советской власти: один - «диагноз», а другой - срок).

В тот момент я переживал, что за годы универа ни с кем не «переспал». Причин было множество – от несовпадений ориентаций с теми, в кого я влюблялся, до собственных комплексов. Можно сказать, что я был "наполовину девственником», поскольку сомневался, можно ли было считать свои первые опыты сексом.

Несмотря на раннее начало в школе, я не мог назвать себя уверенным парнем. Возможно, я предъявлял к мужскому окружению слишком высокие требования, пока не понял, что нужно срочно начинть... Хотя бы с кого-нибудь…

И вот, прекрасным зимним вечером я шёл на первое «взрослое» свидание с парнем, о котором практически ничего не знал – кроме возраста и данных «экстерьера» (газетное объявление содержало минимум информации).

Ему было 28. Ещё я знал об отдельной комнате и сексуальных предпочтениях «универсала». Сергей (если я не путаю его с Олегом) встретил меня в восемь вечера, у памятника Ленину на центральной площади города. Несмотря на снег, Сергей шёл навстречу без шапки и в длинном чёрном пальто, - элегантный и длинноволосый.

В тот момент главным обстоятельством было то, что он выглядел «не отвратно». Предполагалось, что я останусь на ночь; и слово «переспать» обретало (наконец-то) свой долгожданный смысл. Во всяком случае, я рассчитывал «покувыркаться» в постели, а заодно воплотить пару любимых фантазий на тему «отсоса» и позы 69. Как сложится с другими техниками я не знал, поскольку они оставались для меня чистой теорией.

Спустя годы, должен отдать должное партнёру: он сразу пригласил меня домой, минуя этап прогулок на морозе, секса в парке или в авто… И хотя неуютная комната носила явные следы «беспорядочных однополых связей» и холостого стиля жизни, всё-таки там стояла кровать с потёртым покрывалом - и пара стульев с кинутыми на них деталями гардероба.

В те годы я ещё не был готов начинать с «прелюдии» в прихожей. Поэтому не обошлось без чайной церемонии и ритуального просмотра порно-журналов. Кажется, мы обсуждали достоинства «Нового мэна», сидя на кровати и обдумывая повод, чтобы приступить к делу...

Наконец, рука Сергея (или Олега), оторвавшись от станицы, скользнула у меня между ног. Я ответил тем же, наши губы встретились, и я пожалел только об одном: оставленный свет мешал забыть о бестолковом антураже, напоминая, что я в нём не последний и не первый посетитель. Я закрыл глаза…

Когда спустя пять минут я их открыл, парень активно расстёгивал передо мной брючный ремень. Чёрные брюки упали к ногам, я взялся за плавки, в которых угадывался энергичный «стояк». Из-под тугой резинки упруго вынырнул довольно крепкий хуй, возбуждённо покачиваясь у моего лица. Жар обнажённых мужских бёдер приятно дохнул в лицо, и мне не оставалось ничего другого, как приступить к воплощению «оральной» мечты: засосать возбуждённый член своего первого парня.

Наблюдение за собой – неизбежная часть любого первого опыта. Я безусловно видел себя со стороны, стараясь всё делать правильно, отчасти забыв о главной цели секса… Сергей ненавязчиво держал меня за шею, помогая рукой соизмерить ритм с глубиной «засоса». (О навернувшихся слезах и рвотном рефлексе меня до этого никто не предупреждал). Принять в горло член (даже тот, который выглядит аппетитно) оказалось не таким простым делом. (Даже сейчас ствол бойфренда не рискует углубляться в меня слишком сильно, а засос «по самые помидоры» я рискую практиковать с ним только без эрекции).

В тот момент несколько неосторожных толчков в горло вызвали у меня лёгкий рвотный приступ, и остальные пять минут, пока парень «вгонял» в меня «орудие любви», я придерживал его за бёдра и за яйца, пытаясь соблюсти технику безопасности. Подбородок давно был мокрым, и слёзы время от времени наворачивались на глаза.

Впрочем, мечта об «отсосе» не слишком меня разочаровала, хотя физическая реальность оказалась богаче на неожиданные ощущения… Спустя годы, когда член во рту стал для меня любимым «языком мужского общения», могу сказать, что это был не самый провальный минет в моей жизни.

Впрочем, свидание шло своим чередом. Я сидел со спущенными плавками, и рука Сергея периодически тянулась меня постимулировать. Возбуждение было слишком сильным, и нескольких резких движений по члену хватило бы в тот момент для спонтанного "взрыва". Но парень был сдержан и лишь поддерживал достаточный уровень возбуждения, оттягивая развязку.

Пропущу несколько позиций, о которых уже слабо помню. Вопреки ожиданиям, Сергей не торопился кончать в рот, хотя вкус спермы интриговал меня так же, как и вид его члена. Вместо этого, целуясь, мы завалились на постель, и он неожиданным сильным движением перевернул меня на живот, слегка раздвинув коленями ноги…

Надо сказать, что это совсем не входило в мои планы, поскольку анальный секс до сих пор не слишком меня вдохновлял, особенно в пассивном формате. Читая у Кузмина про «розы дух», я обычно пожимал плечами. Мне не хватало фантазии что-нибудь вставлять в себя, на что-то садиться и даже снимать себя с этого ракурса. Ощущение внутренней наполненности членом партнёра обошло меня стороной, и я до сих пор чувствую себя «меньшинством» в дружном геевском социуме, игнорируя одну из его любимых практик…

Одним словом, в тот момент анальный секс был для меня ещё большей абстракцией, чем «отсос» и минет.

Оказавшись на животе и брутальным образом прижатый к постели телом Сергея, я в панике почувствовал, как его сильный хуй раздвигает ягодицы… Но увиливать от нового опыта показалось мне недостойным мужчины занятием, даже несмотря на отсутствие презерватива. Непроизвольный спазм мышц был естественной реакцией на член при попытке войти внутрь. В короткой войне «тарана» и «ворот», ворота устояли, а Сергей успокаивающе похлопал меня ягодицам: «Ты очень напряжён… расслабься… не бойся, я медленно».

Любопытство победило боль, хотя расслабиться было совсем непросто. Если я верно помню, парень скользнул рукой под бёдра и ухватился за член, подталкивая меня навстречу своему движению… К странному ощущению тугой плоти, заполняющей тебя изнутри, моментально добавилось чувство сильной боли. Медленно въехав в меня «по рукоять», Сергей постепенно перешёл от осторожных толчков к активной скачке. Его яйца эротично бились о мои, но эти тонкости интимной «гастрономии» были уже слабо различимы на общем болевом фоне.

Пока он вгонял своё орудие, дыша в затылок и прижимая к постели, меня преследовала только одна эмоция: «Бл..дь!.. Когда же он кончит..!?»

Но всему приходит конец, даже фрикциям. Сергей судорожно дёрнулся, и я ощутил внутри горячий фонтан его спермы. Облегчение от вынутого "ствола" было сравнимо только с кайфом от оргазма. Я кончил через минуту, во время поцелуя залив ему спермой живот. Мокрый ствол парня приятно прижимался к моему, а загадка сексуального «послевкусия» (до сих пор не разгаданная) будоражила эмоции смутной тревогой и тайной неопределённостью.

Тайна секса (и почти жизни) словно догоняла тебя, подобно грому вслед за молнией (независимо от антуража, партнёра или духовного градуса вашего совпадения). Хотя, возможно, что в первые годы «мистический смысл» сексуальной связи туманил голову чуть сильнее, чем сейчас.

Секс с Сергеем оказался достаточно «взрослым», чтобы обойтись без излишней романтики. И хотя он был средним по всем параметам, это был полезный опыт «интимного одиночества» и небольшого экзистенциального разочарования (поскольку секс оказался совершенно бесполезен в качестве «инструмента» близости).

На ночь я так и не остался. Ведь самое интересное уже случилось, и валяться в чужой постели было утомительно. «Трахнутый» и удовлетворивший своё школьное любопытство, я возвращался домой по ночному городу, с остаточной эрекцией, и лысый Ильич на постаменте казался мне в ночи фаллическим символом, устремлённым в небеса.

Я пытался унять бурю чувств и осмыслить свои ощущения, а также статус «полноценного» гея: теперь я с полным правом мог писать в анкете: «универсал» (хотя «а/с» до сих пор не мой конёк). После того, как пять раз в жизни мне не удалось увернуться от «пассивной роли» с особенно настойчивыми парнями, - фанатом этой техники я так и не стал. Даже в качестве «актива», опыт «первого раза» сильно мешал мне потом сосредоточиться на процессе и кайфе партнёра.

Вынимая недавно из унитаза случайно кинутый туда пьяным бойфрендом «презик» от фаллоимитатора, я продолжаю убеждаться, что анальная романтика – абсолютно «не моё». Наверное, поэтому мысль о том, чтобы сделать наш секс «последним» всё чаще приходит в голову. От первого секса – к последнему… Жизнь продолжается.

Но пока она ещё прекрасна. Парни продолжают штурмовать воображение. И даже секс иногда всё так же нов и загадочен, как в первый раз.

Tags: sex, личное, любовь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments