Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

Category:

Немного социальной лингвистики...

Недавно зашёл разговор о специфике русской обсценной лексики и, в частности, о том, что сексуальная сфера практически не имеет в русском языке адекватного лексически-нейтрального выражения.

Если вдуматься, это загадка: о сексе - либо смущённая фигура умолчания, либо (без перехода) - матерная брань, называющая вещи прямыми именами. Где-то между ними - медицинская и судебная терминология.

Для представителя русской культуры высказывание на сексуальную тему - это выбор между лексикой социального подавления (оскорбления и агрессии) либо канцеляризмами ("сношение", "половая конституция", "коитус", "пенетрация"), - чего нормальный человек в своей речи, ясное дело, избегает.

Сексуальность для россиянина (таким образом) становится сферой невыразимого и не-называемого, словно всё, связанное с сексом, нарочно вытесняется из области рационального суждения в область подсознательного. Как можно "вменяемым" образом размышлять о сексуальных событиях своей (и чужой) жизни, имея такой неадекватный лексический инструментарий?

Заведомо понятно, что с любимым человеком невозможно ни "сношаться", ни "еб..ться", - разве что "заниматься любовью", - но это уже позднее заимствование, западный стиль, калька с английского.

То же самое и со словом "гей": в русском языке не нашлось нейтрального названия парня гомосексуальной ориентации, поскольку даже судебно-медицинский "гомосексуалист" - тащил за собой шлейф уголовной статьи и медицинского диагноза. Пришлось заимствовать западный аналог. К гею мы ещё вернёмся, а пока нам важно понять, почему сексуальная сфера не имела в России "нейтрального" выражения..

Точнее, почему популярный мат практически монополизировал "территорию любви" в русском языке? Каждый из нас прекрасно помнит, как интерпретирует сексуальные отношения среднестатистический россиянин в узком социальном кругу.

Даже сегодня "трахнуть" и "трахаться" - наиболее популярный и социально нормативный вариант в обсуждении сексуальной темы. И это, разумеется, - "лайт"-версия традиционного мата, его интеллигентная "тень". (Как в своё время "блин" - возникло в 70-х в качестве эвфемизма слова "бл*дь").

Русский фольклор (в его романтической версии) описывает занятия любовью довольно метафорически, избегая прямых слов. "Знает только ночь глубокая, как поладили они, - распрямись ты, рожь высокая, тайну свято сохрани". (Привет Трампу, мечтавшему "поладить" с Путиным).

Пушкин прекрасно иллюстрирует эту ситуацию, прибегая для описания "полового акта" к изощрённой метафорике:

Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем,
Восторгом чувственным, безумством, исступленьем,
Стенаньем, криками вакханки молодой,
Когда, виясь в моих объятиях змией,
Порывом пылких ласк и язвою лобзаний
Она торопит миг последних содроганий!

О, как милее ты, смиренница моя!
О, как мучительно тобою счастлив я,
Когда, склоняяся на долгие моленья,
Ты предаешься мне нежна без упоенья,
Стыдливо-холодна, восторгу моему
Едва ответствуешь, не внемлешь ничему
И оживляешься потом все боле, боле —
И делишь наконец мой пламень поневоле!

Конечно, можно сказать, что русский язык настолько богат, что не нуждается в прямом обозначении сексуальности, - достаточно и "стенаний", "пылких ласк" и "пламени лобзаний".

Но есть и другая версия, которая кажется мне более убедительной.

Приоритет мата (в описании секса) и нарочитая метафоричность (призванная избежать прямого называния) - это части общей культурной (ментальной) традиции, в которой и сексуальность, и любовь - были прямо связаны с идеями власти и иерархии.

Не случайно любить - это "отдаваться" или "овладевать" ("Ты предаёшься мне.." "Но я другому отдана.."). Любовная сфера жизни, выраженная в лексике, воспроизводит властные модели и отношения, свойственные обществу. Иерархия мужчины и женщины - по сути, отражает иерархию власти в целом, а "высшая власть" видит свою легитимность в боге (как продолжении "вертикали").

Историческая специфика России - в том, что социум жёстко пронизан иерархическими "силовыми линиями", а режим (монархический, советский или путинский) - буквально помешан на поддержании иерархии - в качестве главного ресурса выживания.

"Вертикаль" и иерархия власти - единственный способ сохранения страны в имперских границах.
Эта озабоченность иерархией - и создаёт тот специфический языковой "климат", в которой вся сексуальная сфера значений также выстроена в согласии с идеологией "вертикали".

Именно поэтому мат - это язык властного доминирования и подчинения. Что ни возьми..

"Ё* твою мать" - устанавливает жёсткую иерархию старшинства. "Ё*анный в рот" - жёсткая модель подчинения в её крайнем выражении. "Пошёл на х*й", "на х*ю вертел" и пр, - из той же символики изнасилования, овладения, лишения социального статуса. (Известные русскому уху примеры - бесконечны).

Русский секс (как он выглядит лексически, как оформлен в языке) - это прежде всего мат, а мат - это прежде всего выражение властной (иерархической) озабоченности.

Авторитарная модель власти и русский мат - связаны не только психологически (поскольку произвол "верхов" требует разрядки на низовом уровне), - но и идеологически.

Русский "х*й" стал метафорой властной вертикали, - и чем репрессивнее режим, тем больше востребован мат для трансляции в обществе моделей подавления и агрессии.

Мат на фронте, в армии, на производстве и на зоне - выражение властных моделей поведения (господства и подчинения).

Не только "верхи", но и человек социального "низа" больше всего озабочен сохранностью своего проблемного статуса, - и именно он больше всего нуждается во властном "возвышении" над окружающими, так что мат естественным образом транслирует статусные комплексы люмпена.

Потребность в доминировании (хотя бы символическом) - и вызывает к жизни все эти: "ё* твою мать" и "ё*аный в рот", "пошёл на хуй", "в пи*ду" и пр.

Разумеется, есть масса оттенков и ролей, связанных с матом (интеллигенция обожает "играть на контрастах"). Не говоря о гей-среде, где к социальному смыслу матерной лексики прибавляется огромная доля игровых и сексуальных значений.

Но базовый смысл мата - в доминировании и иерархии. "Русский мир" буквально помешан на власти и проблемах выживания, - точно так же как русский социум помешан на мате (и самоутверждении в проблемной среде).
Именно поэтому любовная, сексуальная сфера жизни выражается в "национальном бессознательном" - преимущественно в матерной форме.

Любовь - достояние личности, но в рабском социуме, который изуродован насилием и властным доминированием, любви просто нет места.

И язык фиксирует этот социальный факт.

P.S.

Кстати, интересно, как относительно недавно ставшие легальными в массовом восприятии сексуальные практики - вроде орального секса - в России моментально приобрели "властные" значения (принуждения и подчинения). Хотя изначально минет и оральный секс - всего лишь одна из любовных практик, независимых от ориентации.

Казалось бы, "территория любви", - но в российской понятийной системе минет тут же стал "маркером" власти и агрессии. "Отсоси", "ёб*аный в рот" и "сосёт" (кто-то у кого-то) - прежде всего выражение властной иерархии, а уж затем - сексуальная практика.

Понятно, что это "психология зоны", - но точнее сказать иначе: даже интимная сфера жизни воспринимается в российской культуре в терминах власти и подчинения. Это не только "зона", - это национальная традиция.
Tags: взгляд на вещи, секс
Subscribe

  • Страна традиций.

    Вспомнилось из старого. Россия - страна традиций. Десять лет прошло, а процесс в разгаре... )

  • Больше ада..

    Рис. для газеты "Живой город" (Штаба защиты москвичей). Госдума приняла закон о "реновации" в последнем чтении. "Выселенцев" ждут поистине…

  • Годовщина санкций (об Этике истории).

    17 марта, три года назад, Европейский союз и США ввели санкции против путинской России после аннексии Крыма. По сути, Россия официально получила…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments