Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

Наблюдатель.

Пятый этаж, куда меня забросила детская жизнь, - настоящий подарок. Несмотря на шестилетний возраст, хорошо помню момент выбора квартиры, когда родители пришли в полуготовый дом со смотровым ордером.

Вокруг расстилались картофельные поля, недалеко позванивало и тренькало трамвайное кольцо. Мы поднимались по лестнице, заглядывая в проёмы будущих квартир, где шумные штукатуры кидали раствор на стены. Балконы были без перил. Кран спускал решётки заграждений прямо к торчащим плитам, где-то тётки в комбинезонах кидали на них дымящийся асфальт, приминая ручными катками.

Шла отделка нового дома, и мы - всей семьёй - спешили по лестнице в поисках вариантов. Кажется, их было два. Третий этаж с окнами во двор и пятый, - угловые комнаты с видом на две стороны света, где до горизонта простирались поля и перелески. Это была окраина города, и я до сих пор поражаюсь свойствам времени, наблюдая за окном застроенный район с торчащими высотками.

Пятый этаж с панорамным видом - был вне конкуренции. Я взбегаю на этаж без остановок до сих пор, - рутина, ежедневная разминка, держащая тебя в тонусе. Пока ты можешь взбегать на этаж, жизнь продолжается. ) В детстве я любил сидеть на подоконнике, вытянув ноги - с Конан-Дойлем в руках. (Булка с куском рафинада добавляла кайфа).
Шерлок будил воображение и делал меня проницательнее, умнее; но главное - он дарил веру в рациональные основы бытия. В уютном британском тумане жизнь текла по железным правилам - и логика Холмса правила целым миром. Упорная вера в рацио, скорей всего, оттуда.

А под окнами бурлила советская жизнь, цеплялся за стены субботний рабочий класс, проползали "ментовозки" с проблесковым маячком, дороги заполняли пыльные грузовики и автобусы, спешили старухи и дамы с авоськами, школьницы в чёрных фартуках бежали в соседнюю школу, гопники в кепках трясли "школоту", выгребая мелочь из карманов. Редкие "Победы" с "Москвичами" стояли во дворах.

В праздники я шёл на демонстрацию с маленьким флажком, - взбираясь по отвесным ступенькам на площадку трамвая. Красный вагон дребезжал на поворотах и кондуктор восседал у «штурвала» для экстренного тормоза. В обычные дни я мчался в школу в рубашке (зимой и летом), - потому что глупо было одеваться, перебегая через улицу.

Не всегда легко оценить влияние места, в котором ты живёшь. Сложное сожительство с пространством формирует наши качества - незаметно и исподволь. Сложно сказать - как, но пятый этаж наложил на меня свой отпечаток. Кто-то из друзей называл его "башней из слоновой кости". Так или иначе, он был "наблюдательным пунктом", местом "отдельности", приватности и одиночества, - которое я очень ценил. Я не сливался с толпой, держал дистанцию с жизнью внизу. И место проживания - в данном случае - идеально совпадало с самоощущением подростка. Дефицит социализации - компенсировался кругозором, а излишняя "приватность" - здоровым "эго", мешавшим слиться с советской жизнью.

Не случайно Конан-Дойль "прописался" в этих стенах (его чёрные томики я брал у однокашника с большой библиотекой). По примеру обитателя Бейкер-Стрит, я пытался выхватить глазами из толпы спешащего прохожего, "вычислив", что можно было "вычислить" - по одежде и фигуре, росту, лицу и походке. За неимением трубки (помнится) я скручивал "сигары" из бумаги. Привкус жжёной ваты - был расплатой за "британское" увлечение. Но попытка "закурить" по примеру Холмса - навсегда отбила у меня охоту к табаку.

Созерцательность, горизонт, мечтательные акварели на тему соседних крыш, - всё это "подарки" пятого этажа, который выбрал отец для моей судьбы. С его уходом горизонт (мне кажется) стал ещё просторнее, а одиночество - полнее. Сегодня всё иначе: район утопает в зелени и крыши соседних домов скрывают высокие кроны.

Ровесники-деревья во дворе, которые я помню с детства, понемногу уходят, оставляя широкие пни и зияющую пустоту. Свежая кора, на которой друг когда-то вырезал: "Саша + Сергей =" покрылась морщинами времени, а потом и вовсе угодила под распил, рухнув старыми ветвями посреди двора. Детство постепенно покидает эти места, вместе со мной, который (со старыми липами) встал в общую очередь.

Сегодня я смотрю на дома и улицы как на специфическую «собственность», по праву старожила и "владельца". Пожалуй, это часть меня самого. Но с каждым срубленным деревом "меня" здесь становится меньше. В окнах через улицу - другая и новая жизнь, да и рамы - давно из пластика.

Я взбираюсь на подоконник и пытаюсь устроиться как в детстве, вытянув ноги и раскрыв книжку. Память тела должна вернуть хоть немного забытого кайфа.. Но - напрасная затея. Потому что жёстко, неудобно, - словно ты в витрине магазина, на виду у целой улицы.

Странно, что когда-то ты был частью этого пространства, - «ужиться» с которым сейчас очень сложно. Оно отталкивает тебя, несмотря на общую память. (Как-то я решил вбить в стену гвоздь с улицы - для какой-то игры. Пришлось тянуться из окна, с молотком зависая над «бездной». Ржавый гвоздь по-прежнему торчит в кладке. И с трудом дотягиваясь до него сегодня, я слабо понимаю, как мне это удалось в 17 лет)..

На той стороне дороги - то и дело светится ночами окно, на которое невольно падает взгляд. ("Сов" легко узнать издалека, к тому же кухня, как обычно, - центр жизни). Иногда в окне мелькает парень, наклоняясь над столом, отбрасывая волосы, готовя или шаря в холодильнике.. Порой его тусовка курит на балконе (вспыхивая рыжими огнями сигарет). Тонкая фигурка с тёмной чёлкой, голым торсом – чуть различима в жёлтом квадрате окна и по-детски будит воображение. Во мне просыпается "детский" Холмс, пытаясь "вычислить" героя по приметам.

В этом ночном любопытстве нет никакой эротики (или почти нет), - скорее, это поиски себя - в чужой эпохе и в новом времени. Какой-то новый мальчик в "моём" уголке города строит свою жизнь, - теперь это его место, его чувства, его будущее и (возможно) его любовь. Пушкин, как всегда, универсален и об этом всё сказал.

В каком-то смысле, это прощание с прежней жизнью - и попытки узнать, угадать себя в новой.. В другом облике и в чужой судьбе. Но всё-таки, в такой похожей и универсальной. Мы стремимся угадать себя – если не в детях, то в тех, с кем случайно сталкивает жизнь.

"Профиль юности бессмертной промелькнул в окне трамвая", - тоже, в общем-то, об этом.
Tags: взгляд на вещи, детство, личное
Subscribe

  • "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог"

    Недавно один из роликов произвёл на меня впечатление. Крепкого вида чернокожий в бейсболке и спортивных штанах наступает на белую девушку, тыча ей…

  • В гостях у мэра.

    Мэр Саут-Бенда Пит Буттиджич со своим симпатичным собакиным по кличке Бадди. (Чем-то они неуловимо похожи)). Фото из Инстаграма супруга - Частена,…

  • Зорькин обещал нам «равенство» в шкафу.

    Как ожидалось, контора Зорькина выдала порцию «правовой» демагогии. О новых сроках Путина скучно писать (тут всё было ожидаемо). А вот…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments