фото

«Ты задеваешь меня за живое..» («дело Спейси», продолжение).

Должен сказать, что это субъективные заметки – с целью разобраться в проблеме, а не вжиться в образ прокурора.
Мы часто бываем зависимы от своего сексуального опыта, вынося оценки в делах, подобных «делу Спейси» о «домогательствах». Мы невольно подключаем к суждению свой интимный бэкграунд, сексуальную эмпатию, пытаясь оценить действия сторон, чувства, мотивацию, эмоции, ущерб, - связанные с сексуальным инцидентом. Наши представления о моральном ущербе непременно субъективны. И это – специфика всех подобных дел с «пограничным» поведением сторон.

Оценить «ущерб» в таких делах - невероятно сложная задача. (А она и является главной). Потому что одни и те же действия могут иметь противоположное значение для разных людей – в эмоциональном, сексуальном, ментальном смысле. В оценке сексуальных контактов общество вынуждено исходить из формальных, обобщённых представлений, - поскольку мотивация и смысл переживаний участников событий – не подлежат абсолютной проверке. А что уж говорить, если иски подаются спустя годы?

Защита Спейси на последнем заседании суда 7 января не случайно потребовала изъять переписку «жертвы» - с момента его «страданий» по сегодняшний день, поскольку масштаб морального ущерба может сильно измениться, если выяснится, что «покушение» было воспринято "подростком" с юмором. А иск – всего лишь возможность «монетизировать» ситуацию.

По той же причине обвинение просит суд ограничить изъятие писем юноши сутками после «нападения». Обвинению хочется, чтобы пресса цитировала историю о том, как «Спейси меня чуть не изнасиловал», а не мейлы "пострадавшего" в стилистике школьных «приколов».

Обычно такие дела – это «слово против слова». Взрослые актёры, режиссёры, бармены и члены сериальных массовок «вдруг» вспоминают в массовом порядке о «домогательствах» Спейси, которые терзали их морально – все тяжкие годы молчания.

Даже если это так и страдания были ужасны, более десятка (или около) исков к известному лицу – вызывают недоверие и вопросы на финансовую тему. Речь-то ведь идёт не об изнасиловании, а «неэтичном» предложении секса. Иначе делом давно бы занималась полиция – по горячим следам и с заранее известным результатом.

Дела о давних домогательствах хороши именно тем, что максимально лишены доказательной базы и максимально «вписаны» в текущий политический «тренд сезона». Автор иска ничем не рискует, выступая с обвинением и лишая (за давностью лет) следствие шансов получить «доказательную базу». Это, возможно, не повод считать «пострадавших» лжецами, но заставляет сто раз подумать, прежде чем с доверием отнестись к гостям из прошлого.

Проблема достоверности – возникла как раз на днях. Суд Нантакета начал «разбор полётов», пытаясь оценить точность обвинений со стороны 18-летней «жертвы».

Судья пока не вынес решения об изъятии переписки «подростка», но ознакомиться с ней - не лишне. «Уши» матери-моралистки могут выглянуть из иска ещё заметнее..

Суду было предъявлено и видео, на котором (как широко заявлялось) запечатлён факт «насилия». Но это оказалось сильным преувеличением, несмотря на то, что видео упомянуто в полицейском отчёте и широко обсуждалось СМИ.. Адвокату Спейси удалось отвести «вещдок» прямо в зале суда. В полицейском отчете офицера Донована, составленном «на основе опросов предполагаемой жертвы и очевидцев в баре той ночью» упомянута некая запись. «Что показывает видео? – спрашивает (судя по отчёту) адвокат Спейси у офицера полиции. - Что рука человека прикасается к рубашке, не так ли?» - «Да», - соглашается офицер. – «Ок. Но это не какая-то определённая часть тела, верно?» - уточняет адвокат. - «Да, мы не видим никаких частей тела», - соглашается полицейский.

Детали двухлетней давности продолжают уточняться в суде, вызывая всё больше вопросов. Спейси якобы проник в брюки «жертвы» прямо у барной стойки – «расстегнув ширинку и пытаясь массировать пенис». Опыт каждого из нас может выступить в роли эксперта. Вам давно проникали в ширинку, пытаясь увлечь романтическим сексом в публичном месте?

Сколько вам потребуется времени, чтобы ответить на приглашение, если оно вас категорически не устраивает (злит, раздражает, шокирует или побуждает «набить морду»? - нужное подчеркнуть). Или всё-таки – не злит? А побуждает к размышлениям?

Снова – в зал суда.. Адвокат интересуется: почему «потерпевший» с расстёгнутой ширинкой позволил Спейси «нападать» на себя в течение целых трёх минут? И «не слишком ли это долго, если в брюках у вас рука постороннего человека»? Мать «подростка» на пресс-конференции ссылалась на сильный шок («он просто был шокирован)». Но если целых три минуты вам «массируют пенис», а вы не способны заявить протест, - то здесь и возникают вопросы.

Кто виновен в том, что выдал себя за совершеннолетнего и в результате этой лжи - напился в баре? Кто виноват, что слишком долго думал, сомневался и решал, - как отнестись к руке на гениталиях? Почему ширинка вообще оказалась расстёгнута, - хотя никто не мешал убрать руку "насильника". И так далее.

Где в этом банальном сюжете флирта (а это довольно банальный сюжет) загадочная точка, в которой интимное предложение Спейси превратилось в «домогательство»? И если это всё-таки второе, - то где свидетельство протеста и сопротивления?

Один из моих ЛГБТ-знакомх недавно делился в блоге примерами неприятных историй, защищая право жертвы на защиту от харассмента. И с ним трудно было не согласиться. Если на свидании вам блокируют двери в машине, силой валят на сиденье и расстёгивают молнию на джинсах - под уговоры: «Перестань, ты же сам этого хочешь..», - то все черты харассмента – налицо. От вашего протеста и сопротивления - до невозможности избежать насилия. Кто спорит?

Но если двери не блокируют, вы свободны покинуть машину в любой момент, но целых три минуты размышляете как отнестись к руке, проникшей в ваши брюки, - это и вызывает вопрос. Речь о флирте или принуждении? Особенно если хозяин авто скрывается за углом, а вы (на месте жуткого «харассмента») продолжаете сидеть в ожидании развития событий.. И спустя два года учиняете иск, красочно излагая суду, как вы жутко страдали, сидя в пустом салоне в ожидании «насильника».

Я вовсе не пытаюсь оскорбить «пострадавшего» (в стиле: «а ещё мини-юбку надела»). Я только пытаюсь сказать – как сложно объективно разобраться в сюжетах сексуального общения, оценить травматизм событий. Будь на месте молодого человека гей 18-ти лет, никакого криминала в действиях Спейси бы не было. Как и самого иска.

Вы скажете: «другое дело – “натурал”, который мог бы пострадать от сексуальной агрессии гея». Возможно. Суд и разберётся с мерой этого «страдания». Но здравый смысл подсказывает, что флирт (свободный и без вашего протеста) травмировать не может.

Как и все, автор этих строк судит о количестве ущерба на основе собственного опыта. Флирт – законная часть общения, развитие которого зависит от реакции участников. Криминал не в том, что вам предлагают секс (касаются вас, провоцируют, и даже что-то пытаются вам расстёгивать), - а в том, когда делают это насильно, против воли, преодолевая сопротивление.

Я бы назвал это «серой зоной» общения, в которой предложение – ещё не получило внятного ответа. Такая «зона неопределённости» обычно есть всегда, - даже если вы готовы ответить отказом, но (по какой-то причине) не делаете этого сразу. Рука симпатичного вам человека – у вас на бедре, но вы ещё не знаете, как к этому отнестись, нужен вам секс или нет, сейчас или потом, отказать или нет, - а если отказать, то в какой форме.. И так далее.

Инициатор предложения тоже пытается понять, как далеко вы готовы зайти, что вам приятно, а что нет, что означает ваше молчание и где границы допустимого... А если протеста нет, то почему бы не двигаться дальше?
Это настолько банальная вещь - из разряда вечных игр, что не стоит заниматься «развенчанием магии», - если бы не «жертвы харассмента», которые (по странным причинам) не пресекают "агрессию" сразу.

Это касается не только поцелуя, но и пресловутой молнии брюк. Я не знаю гея (поскольку сужу по своему кругу), который сам не попадал бы в эту ситуацию. Рука юмориста-одноклассника, проникающая в брюки (в нашей школьной столовой, за соседними тарелками с картофельным пюре) – одно из ярких впечатлений моей школьной юности. )) (Одноклассник, разумеется, был «натуралом», но сексуальные игры – вечная часть подростковой жизни).
Покушения на «зиппер» случались и позже, в тот момент, когда это было желанным и ожидаемым - или было не к месту и раздражало. Но я искренне не могу представить, что «атака» парней (или девушек) на мои драгоценные джинсы – могла бы вызвать «шок», «страдания» и «травму», достойные исков и полиции.

К тому же (повторюсь) специфика флирта в формате М+М в том, что вы всегда способны обозначить границы допустимого. Вот и вся «проблема домогательств».

Парни, которым ты вынужден был отказать, вызывают, скорее, симпатию, потому что ты и сам не раз попадал в их положение. Культура отказа основана на древней библейской максиме: Отказывай так, как ты хотел бы, чтобы отказали тебе. Даже если кто-то «перегибает палку», добиваясь взаимности, - постарайся отнестись с пониманием, ведь речь идёт всего лишь о любви.

Самая банальная вещь на свете: тебе предложили - ты отказался. Даже если учитывать разницу ориентаций, то я отказываюсь верить, что рука случайной девушки (фантастика – но всё же) способна причинить «страдания», достойные судебного скандала.

Как пел любимый исполнитель, «Ты задеваешь меня за живое. Давай сейчас, а потом ещё ночью..» Посмеялись бы, наверное, «поржали», выпили «за дружбу» - и забыли как странный сон. Только и всего.

Если в этом тексте есть мораль, то она, пожалуй, в этом.. Предложение секса и домогательства – разные вещи. Как только вам блокируют двери авто, запирают дверь на ключ, применяют силу, лишают права выбора, - начинаются домогательства. Но пока вы сидите в баре и в любую минуту способны уйти, хлопнув дверью, всё происходящее – в рамках «предложения».

Кто-то назовёт это «серой зоной» интимного выбора, «пограничной ситуацией», опасностью давления (вероятно, так). Но пока вы в состоянии сказать «нет» и свободно удалиться, - всё происходит с вашего согласия, по вашему сценарию и выбору. Винить за негатив вы можете только себя.

И если вы свободно выбрали роль «соблазняемого», участие во флирте, позволили интимные контакты, то довольно странно подавать за это иски годы спустя.

«Кто был охотник, кто добыча? Всё дьявольски наоборот..» - пелось в другой мудрой песне. Которая приходит на память, когда я читаю судебные отчёты из Массачусетса..
На мой взгляд, все эти истории с харасментом просто попытка вытянуть деньги из богатого мужика.
Я тоже так думаю - в данном конкретном случае. Другое дело - если используется зависимое положение "жертвы". Но насколько я знаю, и в других историях Спейси этого нет. Активное предложение секса кому-то, кто свободно может ответить отказом, - не является домогательством по моему глубокому убеждению.