Алекс (alexalexxx) wrote,
Алекс
alexalexxx

Categories:

Опасности взросления

Ничего не могу с собой поделать, “взрослость” и “социализация” не кажутся мне поводом для гордости (во всяком случае, в России) и я бы хотел избежать этой участи.

Когда я наблюдаю вполне “взрослых” мужей, обременённых статусом, семьёй и социальным положением, смотрю на хозяев жизни этого “мужского” государства, то вижу, как удачно не вписался ни в одну из их традиционных “матриц”.

Прежде всего, не вписался, как гей; и этого достаточно, чтобы “оформить развод” с миром российского большинства. Не потому, что я враждебно настроен к гетеро-, а просто потому, что этот мир, по моим понятиям, сверх-иерархичен, он пронизан отношениями власти, а это с детства вызывало отторжение. Я всегда ценил отдельность, и моя ориентация не давала об этом забыть. В любом советском коллективе я не был вполне “своим”.

Мне было удивительно смотреть, как отцы тиранят сыновей, моих друзей, бьют по лицу, проявляя власть, и что для друзей это – норма. В своё время они будут делать точно так же. Подрастая, они будут принимать силу и власть как базовое условие жизни. (Так, из школьных гетеро-друзей вырастают гомофобы, потому что этого требует позиция силы).

Мне просто повезло – как с “безотцовщиной”, так и с ориентацией. Сила и власть были, скорее, врагами, чем детской мечтой.

Мужское гетеро-общение часто мне напоминает фехтование на членах. Драка за место в социальной “пирамиде” иногда выглядит комично, но чаще отталкивающе. Привычка раскидывать ноги в транспорте, обозначая статус и место в системе – это, скорее, комично. Маленький Путин с коленками шире плеч – живой пример “мачизма”, родом из детских комплексов.

Наверное, поэтому я не люблю командный спорт, потому что с детства он навязывает мальчикам “статус” и место в “команде”. (Хотя в ней могут быть последние мерзавцы, но ты – уже часть этой общности). Футбольная команда, детский спорт – это первая школа социализации, где мальчики учатся верности “коллективу”, который становится основой их самооценки. Школа конформизма, инструмент социальной инженерии..

Не случайно “совок” так обожал спорт, как и любая авторитарная система. Культ силы, помноженной на конформизм (под именем “командного духа”) это и есть формула спорта. Авторитарная политика особенно нуждается в людях “силы”, зомбированных “коллективизмом”. Что вырастает потом из этого “духа” мы видим по Родниным, Валуевым и Кабаевым.

Армия, как “школа жизни” затем довершает то, что заложила спортивная секция.

В целом, гетеро-мужчины (как мне кажется) это достаточно иерархически-ориентированные люди (с культом социального успеха), системные персоны, потому что дети и семья требуют успешности в системе. И чем подлее политическая система, тем трагичнее те компромиссы, на которые приходится идти ради удержания социального статуса.

Пыточные команды во ФСИН – живая иллюстрация. Офицер заталкивает швабру в задницу заключённого не потому что он от природы садист, а потому он – “мужик” и должен “кормить семью”, должен занимать положение в системе и ощущать себя “своим” среди хозяев жизни. По дороге со службы он раскидывает ноги в метро, оттирая скромные коленки менее успешных конкурентов во властной пирамиде.

ФСИН – только один из примеров. Но есть ещё миллионы “самцов” в этом “мужском государстве”, которые дерутся за место в системе (обременённые семьями, карьерами, машинами и дачами), – которые фабрикуют уголовные дела, травят ядом “врагов России”, фальсифицируют выборы, пытают в застенках, колотят демонстрантов палками, разгоняют мирные собрания, блюдут корпоративный интерес в чиновных кабинетах. По одной простой причине почти биологического свойства.

Потому что они “мужики” и обязаны жить по законам стаи, – если хотят социального статуса, а значит, и места под солнцем (с отдыхом в Египте, красивой женой в постели, добротным домом, успешными детьми, уважением коллег, хорошей моделью авто и достойной пенсией).

Все эти непреходящие “мужские” ценности зависят только от одного – места в мужской иерархии, статуса в системе. (Володин может процветать на вершине “пирамиды” только скрывая личные свойства, при этом подставляя задницу главному “бабуину” обезьяньего стада).

Поэтому, когда мне говорят о “мужиках”, как о модели поведения, я вспоминаю эту горькую судьбу полнейшей зависимости от социальных мерзостей эпохи. Мне искренне жаль людей (если они не злодеи), прилагающих столько усилий для удержания социального статуса.

Слава богу, мне не светит место в иерархии и я могу не думать о семье, машине или даче (с пятью спальнями и местом на Рублёвке). Мне смешно, когда “мужик”, хозяин жизни раскидывает ноги или с гордостью рассказывает (в нашем семейном кругу), что на день рождения его “поздравил генерал”.

Иногда я пытаюсь представить себе, что тоже мог бы быть частью этого мира. Мне просто повезло родиться врагом “мужских иерархий”. Подозреваю, что и взгляды в какой-то мере – это следствие биологической данности. Поэтому я так благодарен людям, не захотевшим вписаться в мир социальных стандартов, хотя у них были все возможности для этого. Ведь это, правда, тяжело, имея семью, жить поперёк системы, лишаясь массы возможностей.

Смог бы я в гетеро-мире проявить такую же верность принципам, если бы не пропасть между мной и системой? Честно говоря, не знаю. Хочется думать, что смог бы. Но часто мы не выбираем собственный путь, а он выбирает нас. Быть геем в путинской России – это счастье, потому что жизнь ставит тебя в правильные рамки, вне “чёткого” “мужского коллектива” и уберегает от соблазнов. )
Tags: Взгляд на вещи, ЛГБТ, Личное, Путинизм, Сексуальность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments