Category: история

сентябрь

Страдания по "великому и могучему".

Хочется дописать пару слов к дискуссии о "клоачности" русского языка. Бедный Гасан Гусейнов вынужден оправдываться перед "МК" (!), всерьёз доказывая, что человек с его фамилией имеет право судить о предмете. (Как он согласился общаться с медийной "клоакой" - загадка века).

Было много сказано, что язык - живой организм и саморегулирующаяся система, которую сложно заставить отвечать идеологическим нормативам. Эта стихия (как и мат) догмам не подчиняется. Но есть в языковом вопросе и "геополитический" аспект.

Мы иногда забываем, что "Евгений Онегин" и "Война и мир" начинаются по-французски (эпиграф - часть произведения).

Пушкин, как всегда, дал универсальную формулу: "Винюсь пред вами, Что уж и так мой бедный слог Пестреть гораздо б меньше мог иноплеменными словами. Но панталоны, фрак, жилет - всех этих слов на русском нет". Иначе говоря, "жилет" проникает в язык не столько с появлением предмета, но с самой потребностью следовать западной моде.

Проблема "иноплеменных" заимствований и "англицизмов" - это не проблема языка, а вопрос исторической вторичности российской цивилизации.

Вместе с новыми предметами с Запада приходят и понятия, ценности, целые общественные институты. Язык отражает "догоняющую" роль России, которая из-за своей полит-экономической неэффективности обречена перенимать западные новации.

В конце-концов, президент, парламент, конституция, "права человека" - это заимствования (кальки с английского) в чистом виде. Не меньше, чем "айфон", "компьютер", "чип", "ноутбук", "лоукостер", "лофт" или "сиквел", "триллер", "шоу" и так далее.

Язык лишь фиксирует неполноценность (не-самодостаточность) российской цивилизации в целом, которая веками существует в виде "приложения" к Западному цивилизационному процессу. (Даже марксизм у нас "калька". Что уж говорить об эпохе гаджетов и компьютеров).

От Петра до Хрущёва и Путина - мы вечно в роли "догоняющих", в попытке воспроизвести глубинные условия развития западного типа. (Где наши ноутбуки, смартфоны и суверенные Рунеты?) Хрущёв пытался "догнать и перегнать" по линии марксизма-коммунизма, Путин - по линии "развитого капитализма" (в погоне за Португалией)..

Но общая проблема "догоняющей цивилизации" - в том, что имперское тело России не способно интегрировать свободу в инструментарий экономического развития.

Свобода, которая является ключом западного прогресса, - органически враждебна имперской природе режима. Любая попытка свободы "взрывает" имперскую суть системы (с полным развалом конструкции - по типу СССР).

Поэтому Россия способна имитировать западные институты и ценности (чем она веками занимается), но не способна воспроизвести условия западного прогресса (от технологий до институтов).

Выкинув свободу из набора инструментов, вы способны только строить декорации развития и плодить симулякры.

Карма Российской империи - в имитационном следовании Западу, который она вечно "догоняет", - а на практике "тырит" оттуда всё, что может, - товары, модели, понятия, моды, слова, институции - но это остаётся глобальной декорацией. ("Выборы", "парламент", "президент" и "конституция" в России - не дадут соврать).

Языковые влияния надо воспринимать в этом широком контексте. Чем более зависим российский быт от Запада, чем больше мы потребляем западных технологий, фильмов, товаров и туров в Европу, - тем более язык насыщен "англицизмами".

Поэтому довольно смешно видеть жалобы Дмитрия Быкова на "предательство" россиянами "высоких образцов" русской речи, - вспоминая оценки "совка" и советского "модернизационного проекта", который любит расхваливать Быков. Что сотворил "совок" 20-30-х с прежней "классикой" - все прекрасно помнят.

Как только "русский мир" замыкается от Запада и начинает вариться в собственном имперском соку, - мы получаем языковую стихию героев Зощенко и товарища Присыпкина из пьесы Маяковского. ("Кто на ком стоял, простите?" - спрашивал проф. Преображенский).

Но с открытыми границами - мы (культурный слой) набиваем язык французской речью (как в 19 веке) или англицизмами - как в эпоху сдохшего "совка". Это всё же лучше, чем советский "абырвалг" эпохи изоляции.

Что будет дальше с русским языком - вопрос не к лингвистам, а к политикам. У путинской империи - печальная судьба дальнейшего развала (мы как раз застряли в точке полу-распада).

Почему-то я не сомневаюсь, что насыщение речи англицизмами и "англовизация" общения будет нарастать, - по мере усиления западного вектора надежд и "народных чаяний". Не исключено, что "продвинутая" часть общества просто перейдёт на английский, поскольку космополитизм станет нормой жизни.

К сожалению, думаю, что судьба русского языка (как живого явления) слишком связана с судьбой имперского целого. Имперские нападки на лингвиста Гусейнова - подтверждают эту печальную зависимость. О "чистоте" радеют те, кто как раз и привёл к уходу языка из зоны бывшего имперского влияния. К его вытеснению.

Церковь когда-то рухнула вместе с монархией. У языка могут быть те же проблемы.

Из Украины, Грузии, Прибалтики язык уже "попёрли". А что случится с языком в годы полноценного имперского коллапса (говоря по-русски "пи**еца") одному богу известно.

Едва ли я оптимист.
сентябрь

Параллели



Смотрю я на это первомайское фото 1926 года и думаю - сколько здесь символики.

Как не было в те годы "технико-экономической независимости СССР", так её и нет (включая испарившийся СССР). Были закупаемые западные электростанции, заводы и прокатные станы. Сегодня - турбины, технологии, смартфоны, ноутбуки, чипы, софты и бытовая техника.

Зато строить из картона и дерева мега-подшипники в лампочках, ходить строем и имитировать "мировое лидерство" мы умели и тогда. И "ударники" у нас до сих пор в почёте, потому что мотивация "борьбы" до сих пор важнее "просто жизни" и нормальных экономических интересов.

Со дня этого снимка мало что изменилось. Та же показуха, гигантизм, система имитаций, политическое бахвальство и хроническая отсталость - под покровом мнимого "прогресса".

Фото (как и строй) - имитирует динамику, полёт и устремление вперёд, - но на самом деле - мы валимся всё ниже, теряя баланс и устойчивость.

Не полёт, а падение (автор вряд ли понимал, как точен его взгляд).

Естественный вопрос, выстраданный временем: зачем нам эта "независимость" от мира, - если под эту пластинку истребляют и преследуют людей? (от СССР до путинской РФ).

Лучше бы поменьше "независимости" и побольше человечности.

Хотя, нет, что-то всё-таки изменилось.. На член Аполлона (который на квадриге) нацепили фиговый лист. Тоже - символично. Вспомнили о "боге" и "морали". Но вряд ли это нам поможет.

Если вы плюёте на людей, то не ждите, что прикрытый пенис Аполлона вас спасёт от "гибели богов"...
фото

"И мой флажок качается среди больших знамён.."



Моё отношение к революции сильно менялось с возрастом. Можно сказать, что оно колебалось вместе с духом времени, - и что удивительно, продолжает меняться по сей день.

В школе (ясное дело) оно было абстрактно-литературным и оторванным о реальности. "Неуловимые мстители" бередили воображение романтикой юного братства, и пока сверстники восторгались смелостью и ловкостью героев, я влюблялся в их мужские типажи.

"Я Буба, Касторский, оригинальный куплетист.." - до сих пор этот Буба - герой моего детства, наш с Вовкой кумир, неуловимо похожий на самого друга, в которого я был влюблён. "И что это я в тебя такой влюблённый?" - ржали мы, хотя уже тогда эти слова имели для меня другой, тайный смысл.

На демонстрацию 7 ноября я ходил с маминым училищем, где она преподавала, в шумной толпе девах с флагами и плакатами. На плакатах были странные мужчины - увлечение которым (мужчинами - не вождями) скоро станет темой моей жизни. На случай демонстраций дома хранился красный флажок (бережно свёрнутый и сшитый мамой), чтобы и я не был чужим на этом празднике жизни. Чувство причастности к чему-то значительному, что выводит на улицы тысячи людей, долгое время наполняло меня гордостью.

Collapse )
жонглёр

"Я гимны прежние пою..."



День рождения Сергея Михалкова сильно подогрел интерес к его бессмертным текстам, - особенно к "гимно-творчеству". Олимпиада настраивает на то же самое. Кажется невероятно символичным то обстоятельство, что политический гимн страны был написан для Сталина детским поэтом; поскольку инфантильность российского общества (вечно ведомого монархами, вождями и пастырями) - давно стала историческим анекдотом.

Впрочем, я бы не удивился, если бы данный вариант гимна был обнаружен в архивных бумагах Сергея Владимировича, в качестве "шутки гения", понимавшего цену заказчикам "гимно-творчества". Как минимум, этот текст выглядит несколько честнее того, под который до сих пор кто-то продолжает вставать.

Если мне когда-нибудь придётся это делать, то я, скорее всего, помолчу. И не забуду снять шапку.
сентябрь

3. Пьер Зеель: "Я, депортированный гомосексуал..."



3.

Лагерь в Ширмеке был полицейским, «Зихерунгслагер», и содержали здесь заключенных самого разного пошиба; единственное, что было между ними общего, — они все вызывали ярость у нацистов: здесь «собрались» священники, проститутки, испанские республиканцы, дезертиры из нынешней немецкой армии и дезертировавшие из нее в прошлом, во время войны 1914-1918 годов, уехавшие на французские земли, спекулянты черного рынка, слишком мало сотрудничавшие с немцами, или британские летчики, плененные во Франции.

За нашей колючей проволокой не было детей. Но в бараках в глубине лагеря и располагавшейся там же прачечной жили женщины. Командовали ими, причем явно с большой охотой, четыре молодые эльзаски-надзирательницы, такие же зверски жестокие, как и эсэсовцы. Эти узницы должны были стирать эсэсовцам белье. В ночной тишине мы часто слышали их жуткие вопли, жалобы и рыдания.

Я убедился, что контроль в лагере был тотальным и даже робкая попытка восстания будет подавлена в ту же минуту. Побеги из лагеря Ширмека были больше чем редкостью. За четыре года успехом увенчался лишь один: переодевшись в форму СС, четверо уцелевших участников Сопротивления ухитрились с заднего двора гестаповского гаража беспрепятственно пробраться к воротам лагеря и затеряться без следа далеко в горах еще до того, как был объявлен сигнал тревоги.

Зато тем, кого привозили сюда снова или кто пытался где-то рассказать о том, что он здесь видел, мстили не просто жестоко. Расплатой за проступок были от двадцати до ста восьмидесяти ударов дубинкой, наказываемого привязывали к табуретке или сажали на бочку. Иногда эсэсовцы надевали сверху мешок, чтобы не было заметно следов от ударов, отнюдь не становившихся от этого слабее.
Collapse )
сентябрь

Батт и Милле. История любви. (К 100-летию гибели "Титаника").

 Арчибальд Батт
Все фото: http://gallery.ru/watch?a=x46-icHV

"The Daily" : Когда затонул «Титаник», генерал-майор Арчибальд Батт (военный советник президента Уильяма Говарда Тафта и бывший адъютант Теодора Рузвельта), стал одним из героев этого трагического события.

В часы катастрофы в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года, Батт полностью соответствовал стандартам мужественного поведения, сопровождая женщин из кают в спасательные шлюпки и самоотверженно помогая им выжить перед лицом смерти.

Одна из спасённых женщин, которую он знал с тех пор, когда она давала уроки музыки детям Рузвельта в Белом доме, - рассказывала позднее, что после того как он помог ей сесть в спасательную шлюпку, Батт укрыл её одеялом с такой спокойной тщательностью, как если бы она собиралась ехать в открытом автомобиле.

Уильям Тафт плакал, когда было получено подтверждение о том, что Батт погиб в ледяных просторах Атлантического океана. Многие в Вашингтоне были по-настоящему опечалены. По словам одного из репортеров, "имя генерал-майор Арчи Батта, когда-то было синонимом веселости и шутки, но теперь стало символом героизма; оно повторяется нами со слезами на глазах…"

С 1912 года биографы изображали Батта как типичного южанина и офицера. Они не заметили, или постарались не заметить, историю его любви - с участием другого человека, Фрэнка Милле…

Collapse )
сентябрь

Кассин и Уваров. Традиции "голубого" православия -?

По словам Пушкина, "Бывают странные сближения"... 

Как я уже писал, гомофобный сайт "Русской народной линии" (её редактор А.Д.Степанов является координатором "Народного собора") активно использует  в качестве девиза триаду гомосексуального графа С.С.Уварова: "Самодержавие. Православие. Народность" . (*)

Любимая идеологема патриотов явно дороже им того факта, что "содомия" министра народного просвещения вошла во все учебные хрестоматии в виде эпиграммы Пушкина 1835 года. 

В Академии Наук заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает Дундуку такая честь; 
Отчего ж он заседает? Оттого, что жопа есть. 

Как известно, недалёкий, но привлекательный  М.А.Дондуков-Корсаков, любовник и протеже всесильного министра просвещения, был назначен вице-президентом Санкт-Петербургской Академии Наук.  - (*)



Пушкин не был гомофобом, и личный "наезд" на Уварова был связан с цензурными притеснениями в ходе публикации "Истории Пугачёва". Эпиграмма не разглашала никаких тайн, поскольку история "странного" назначения была общеизвестна.  Драматург Нестор Кукольник ехидно замечал по поводу Дондукова: «Уваров чистил ему задницу… On revient toujours a ses premiers amours (всегда возвращаются к первой любви), и он затем доставил Корсакову место вице-президента»...

Удивительно, что православно-гомофобный сайт не стесняется цитировать "содомита" на главной странице. Возможно, потому, что в "народном соборе" нашли пристанище подобные идеологи с "голубым" бекграундом - вроде Олега Кассина, изгнанного когда-то из движения русских фашистов (РНЕ) по подозрению в гомосексуальности..?

Такой вот современный граф Уваров, - православный патриот и "содомит"? Почему бы нет? :))


Сергей Сергеевич Уваров - кисти Ореста Кипренского (1815).
(...Всё-таки повезло Дондукову с партнёром...) :)

Пушкин писал в 1835 году в дневнике: "Уваров большой подлец. Он кричит о моей книге как о возмутительном сочинении. Его клеврет Дундуков (дурак и бардаш) преследует меня своим ценсурным комитетом. Он не соглашается, чтоб я печатал свои сочинения с одного согласия государя. Царь любит, да псарь не любит».

В апреле 1835 года Пушкин писал Бенкендорфу: «Я имел несчастие навлечь на себя неприязнь г. министра народного просвещения, так же как князя Дундукова, урождённого Корсакова. Оба уже дали мне её почувствовать довольно неприятным образом…»  Характерно (замечает Википедия), что Пушкин иронически использовал формулу: «урождённый», которая была принята исключительно для женщин. :)

сентябрь

Православные фанаты гитлеровских концлагерей...



Дело германских концлагерей живёт и процветает - уже в "православном" формате. Вряд ли хоругвеносцы не знают исторического смысла нацистской символики.

Розовый треугольник на робе заключённого – лагерный знак для геев в концлагере. Евреи носили жёлтую звезду. Ничего удивительного. Солидарность «православных» с гитлеризмом - довольно яркий и саморазоблачительный факт.
.... 

Историческое свидетельство Хайнца Хегера «Люди с розовым треугольником»

сентябрь

Агния Барто и леворукость.



Советские писатели любили бороться с различной нестандартностью. Леворукость не была исключением. Агния Львовна в 60-е годы приложила руку к "коррекции" этого "отклонения". В книжке "Вовка добрая душа" добрый мальчик с роковым для России именем Вовка - пытается вылечить приятеля с помощью смекалки и контроля, чтобы несчастного "левшу" не травили учителя и одноклассники. 

 "У Пети левая рука  Желает быть главней, Он с ней не справится никак, Никак не сладит с ней. И вот - насмешки да смешки, Хоть не ходи играть в снежки. А что, страна такая есть, Город есть такой, Где спокойно можно есть Левою рукой? Где за обедом не твердят: - Смирнов, какой рукой едят? Летят снежки, летят снежки... - Левша! - хохочут пареньки."

И вот, чтобы не "хохотали", "Вовка добрая душа" берёт левшу на поруки и вводит превентивный контроль за приятелем. Что за кошку он придумал и как воевал с леворукостью, - можно посмотреть в книжке (если вы любите время от времени ворошить дряхлые издания "Детгиза").. :)

Collapse )
сентябрь

2. И.С.Кон / В родных пенатах

ГОМОЭРОТИЗМ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

 

Об амбивалентности русского характера как на­следии душевной жизни первобытного человека, сохра­нившейся у русских лучше и в более доступном сознанию виде, чем у других народов, писал Фрейд, обнаруживший скрытую и оттого еще более мучительную бисексуальность у Достоевского. Весь смысл психоанализа своего русско­го пациента Панкеева («Из истории одного детского невроза») Фрейд видел в том, чтобы открыть ему его бессоз­нательное влечение к мужчине.    

 

Как социолог, я скептически отношусь к любым экстраполяциям клинических наблюдений на «национальный характер» и думаю, что каждый народ имеет не один, а несколько разных, зачастую полярных, типов «модальной личности».    

 

Неосознанный, латентный гомоэротизм играл боль­шую роль в жизни русских интеллектуалов. «Кажется, что удивительные и оригинальные творческие жизни Бакуни­на и Гоголя были в какой-то степени компенсацией их сексуального бессилия. В эгоцентрическом мире русско­го романтизма было вообще мало места для женщин. Оди­нокие размышления облегчались главным образом исклю­чительно мужским товариществом в ложе или кружке. От Сковороды до Бакунина видны сильные намеки на гомо­сексуальность, хотя, по-видимому, сублимированного, платонического сорта. Эта страсть выливается ближе к по­верхности в склонности Иванова рисовать нагих мальчиков и находит свое философское выражение в модном убежде­нии, что духовное совершенство требует андрогинии или возвращения к первоначальному единству мужских и женских черт». Однако в каждом конкретном случае это выглядит по-разному.  

 

Collapse )